«HOGWARTS|PARALLEL WORLDS»
Every solution breeds new problems
Добро пожаловать на самый неканонический проект по книгам Джоан Роулинг. Рейтинг игры NC-17. "Неканоническая" в данном случае означает то, что мы берем отправной точкой события шестой книги, принимаем их во внимание, но наш мир строится каждым и зависит от каждого - произошедшее в личном отыгрыше событие может повлиять на сюжетный квест, а исход любого сюжетного квеста - перевернуть весь исход Второй Магической Войны.
сюжетная линия | список волшебников | faq по форуму
хронология | колдографии | нужные | акции

Astoria Greengrass, Daphne Greengrass, Oliver Wood, Elisabeth Turpin
СЮЖЕТНАЯ ВЕТКА «HOGWARTS|PARALLEL WORLDS»
ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ
В игре наступил май 1997 года.


Конец марта 1997 г. Хогвартс успешно отбил нападения Пожирателей смерти, потеряв не так много людей, как могло быть. Многие студенты и преподавали проходят лечение в Больничном Крыле и в больнице св. Мунго. Пожирателям смерти удалось скрыться, но оборотням повезло не так сильно - большинство из них были убиты. В Хогвартсе объявлен трехдневный траур.
Конец марта 1997 г. К расследованию о гибели Эммелины Вэнс и Амелии Боунс подключаются члены Ордена Феникса в лице Нимфадоры Тонкс и Билла Уизли. Благодаря найденным записям Вэнс становится ясно, что Вэнс и Боунс на самом деле не погибли, а погружены в загадочную магическую кому. Тела отправлены в больницу св. Мунго, где целители пытаются разбудить женщин.
Конец марта 1997 г. После нападения на Хогвартс Руфус Скримджер усилил охрану Министерства магии, банка Гринготтс и больницы св. Мунго, как возможные следующие цели для нападения. Авроры, участвующие в отражении атаки на замок представлены к наградам. Министерство назначило серьезные вознаграждения за любые сведения, связанные с преступной деятельностью, беглыми пожирателями смерти и местонахождением Темного Лорда.


ОЧЕРЕДНОСТЬ ПОСТОВ


Приглашаем всех желающих принять участие в праздновании Белтейна на первой в истории магической ярмарке в Хогсмиде!

Вы можете найти партнера для игры, посмотреть возможности для игры.

Hogwarts|Parallel Worlds

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts|Parallel Worlds » Издательский дом «Обскурус» » Спасти рядового Малфоя


Спасти рядового Малфоя

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: утро, 21 августа 1999 года
Место действия: Малфой-менор
Вектор действия: Драко пытается спастись от пущенной в голову книги "Природная знать. Родословная волшебников". Семейные ссоры в доме Малфоев.
Действующие лица: Draco Malfoy, Astoria Greengrass

0

2

Когда ты оставляешь позади череду пугающих событий. Событий, что перевернули твой взгляд на жизнь. Событий, что не хотелось бы, вспоминать, но подчас они скребутся в душе острым лезвием, кажется что дальше тебя ждет лишь светлая полоса. И ты самозабвенно веришь, что все это осталось в прошлом и дало толчок будущему. Будущему, в котором не надо опасаться за каждый неверный шаг, сделанный не обдуманно. Где более не будешь затравленным зверем кидаться на железные петли решеток, где не ждут, пока ты сорвешься с той пропасти, что собственноручно выкопал несколькими мгновениями ранее. Хочется верить, в то, что теперь есть истинно ты, и за тебя больше не станут ни думать, ни решать.
И ты практически веришь, и живешь этой верой. А после натужено, будто собирая по крупица, складывая отголоски – подобно пазлам, в единую мозаику. И что – то щелкает внутри, отзывается еще не зажившими ранами – осознание ли, а может просто наваждение, но «за тебя опять все решили». И, как – то странно, в этот раз даже не поставили в известность. Интригуют? Выжидают? А может, совсем не считают нужным?
Третий день Драко Малфой жил создавшейся иллюзией того, что его опять обвели вокруг пальца. Очень корректно, практически беззвучно, и что самое страшное, даже не считали такую выходку в корне неверной. В воздухе царила атмосфера неожиданно пришедшей радости, и грядущего совершения. Драко всеми нервными окончаниями чувствовал, что продолжи он быть молчаливым свидетелем этой игры, и уже ничего нельзя будет изменить. Молоточки постукивали по наковальне подсознания, но слизеринец почему-то не срывался на бег, не рвался разобраться в неискренности, он раздумывал – мерно и, даже в какой-то степени терпеливо, будто все еще надеялся на то, что иллюзия окажется сплошным обманом, и развеется сладковатым дымом глупого воспоминания.
Малфой не пылал гневом, он даже не был раздражен, скорее обескуражен. Это было так странно – ты только-только получил возможность распоряжаться собственной жизнью, идти направо или налево, когда тебе того хочется, как вдруг в это самое «твое» врывается… нет, скорее вот-вот ворвется некая она. Три дня мысли Драко находились в сумбурном состоянии. Он пытался разобраться в себе, в ней, сразу в двоих – тщетно. Он не мог и вообразить себе счастливый исход этого события, но почему-то и не мог напрочь его отрицать.

За три дня до этого.
… и если говорить совершенно откровенно, я нахожу ее идеальной кандидатурой. Такое сплетение достойных качеств в одной особе. Положение в обществе, статус – это то, что сейчас нам так необходимо. Я должна переговорить с ее родными. У меня есть, что предложить взамен…


И больше Нарцисса ничего не сказала, потому что в гостиную вошел Драко, а сам он совершенно ни кстати, не стал ничего спрашивать. Просто запомнил, а теперь мучил себя догадками и домыслами.
Малфой порывался написать ей письма, садился за стол, и рвал пустой пергамент – ему нечего было сказать. Малфой подумывал о том, что бы поговорить с матерью, но упрямо откладывал серьезный разговор на завтра – он не мог найти в себе решимости. Малфой выжидал. Непонятно чего, наверное, чудесного разрешения крутого поворота судьбы, а оно все никак не настигало его, уже три долгих дня.
Смотря, куда-то не через, но сквозь окно своей комнаты, Драко услышал грохот, доносившийся, кажется с первого этажа дома. И не успев сделать и пары шагов, дверь громогласно распахнулась, и в комнату вошла, хотя нет, скорее ворвалась Астория Гринграсс.

Отредактировано Draco Malfoy (2016-05-28 23:29:59)

+1

3

В это холодное августовское утро она еще не знала, что скоро ее привычный мир перевернется. Полная каких-то странных предчувствий, Астория убежала от всех и поднялась на одну из маленьких башенок-пристроек в доме. Какой глупой и легкомысленной девчонкой она себя ощущала. Девушка оперлась о каменную кладку между зубцами башни и посмотрела вниз. Диск солнца, которое только-только поднялось над горизонтом, просвечивал сквозь стелющийся туман. Ее глазам открывалась удивительная картина: клубы тумана представлялись ее воображению одетыми в пышные платья дамами, которых она видела в бережно хранимой ею шкатулке. Интересно, зачем отец хочет меня видеть в такую рань? - подумала она, задумчиво ковыряя пальцем каменную стену. Ожидать ответ на свой мысленный вопрос, слизеринке долго не пришлось. Громкий хлопок, возвестивший о появлении ее семейного домового эльфа прервал созерцание столь прекрасных туманных фигур. Домовик сообщил ей о том, что придется подождать до обеда, поскольку у отца возникли срочные дела в Министерстве Магии. Кажется эльф поинтересовался на счет дальнейших распоряжений, но Астория взмахом руки приказала ему замолчать и убраться прочь. Эльф исчез. Еще раз взглянув на открывающийся вид, Астория вздохнула. Как же это похоже на ее отца.

Она несколько часов слонялась по дому без дела, пока не выбилась из сил настолько, что решилась проверить отца. Вдруг он уже вернулся? Постучав в дверь его кабинета, она подождала несколько секунд, прежде чем войти и с досадой обнаружить, что отца все еще нет. И какие же у него дела, что он настолько задерживается? Астория подошла к его рабочему столу, который как обычно находился в полном беспорядке: исписанные листы пергамента, письма, книги, сломанные перья и изумрудные чернила, которые капали на пол из опрокинутой чернильницы. Достав волшебную палочку, девушка убрала это безобразие, однако беспорядка меньше не стало. Окончательно убедившись, что отец еще не скоро вернется, она уже собралась уходить, как вдруг ее взгляд зацепился за один из исписанных свитков пергамента, который был украшен знакомым гербом в виде винтажной буквы «М». Подстегиваемая любопытством, Астория взяла пергамент, чтобы узнать его содержимое. Во время чтения выражение лица ее менялось словно калейдоскоп: удивление, недоверие, страх, смятение и злость. Что это они еще удумали? Отдать ее замуж раньше Дафны? Этому не бывать! Астория выбежала из комнаты, сжимая в руках письмо. Она заставит их всех пожалеть об этой глупой затее. И Малфой будет первым.

Она ворвалась словно ураган в его дом, намереваясь не сколько выяснить кто был инициатором этой авантюры, сколько дать понять им всем, а особенно Драко Малфою, что она никогда и ни за что не выйдет за него замуж. Замужество вообще не выходило в ее планы на будущее. Сжимая в одной руке письмо, а в другой волшебную палочку, Астория наплевав на все правила этикета, открыла дверь его комнаты с ноги. Та резко распахнулась, с грохотом ударившись о стену, явив хозяину грозную фурию - Асторию Гринграсс.
- Какого черта это значит? - начала Астория, даже не удосужившись поздороваться. Ничего, светских бесед она не собирается с ним вести. Ее настолько переполняла ярость, что она не обратила никакого внимание на удивленное выражение лица юноши, чей покой она нарушила столь нетривиальным способом. - Это твоя глупая шутка? Если да, то это совсем не смешно, - она кинула ему в лицо письмо, ожидая заверений в том, что это просто неудачная шутка, а после извинений и вымаливания прощения.

+1

4

Влетела, как стрела, как буря, разрушая все остатки спокойствия на своем пути. Подобно стихийному бедствию,  резко, и неоспоримо, как ураган и цунами вместе взятые. Как самый страшный сон, свершившийся наяву. И вроде бы, давно минули те времена, когда стоило опасаться таких визитов. Забыт мороз по коже, при каждом взрыве, шуме, вскрике, а все же неожиданно стало боязно, всего на несколько секунд, но и их хватило, что бы рассудок помутился, и настроился на волну уязвленности.
Гринграсс – маленький тайфун, бушевавший прямо здесь и сейчас по среди комнаты Малфоя. Такая необычно бойкая, и непривычно взъерошенная, точно маленькая птичка, но птичка, способная заклевать до смерти, если ее не выпустят на волю.
Сказать, что Драко был удивлен и ошеломлен подобным визитом, означало бы наглым образом соврать. Все что угодно, письма, совы с записками, кричалки – но точно не личный визит. Но она тут – реальная – не та иллюзорная дымка, что представала перед его глазами, всякий раз, когда он собирался с мыслями написать ей. Теперь здесь. И требует, кажется, каких-то непомерных объяснений. А ему первый раз в жизни, совсем нечего сказать.
Поймав на лету, письмо, небрежно брошенное Асторией ему в лицо, Драко, попытался на несколько мгновений оттянуть момент феерической развязки:
- Не очень-то любезно с твоей стороны… - Но тут же осекся, понимая, что неизбежное настигнет его, как бы он не пытался скрыться, куда бы он не шел.
Пробежав глазами по аккуратно выведенным строчкам, Малфой невольно вскинул вверх левую бровь. Все домыслы и слухи в одночасье сплелись воедино, обрели форму и стали иметь реальный резонанс в его нынешнем положении.
В конце концов, я бывал в болоте и похуже…
Да и болото ли то было вовсе?! Драко не мог дать однозначного ответа на этот вопрос.
-Чего ты от меня хочешь?! Это письмо составлено не мной, да и адресовано явно не тебе. – Малфой пожал плечами, придавая этому жесту, как можно больше показного равнодушия. – Где ты его взяла?
И почему так отреагировала?! Не уже ли настолько не согласна с предлагаемой партией, или просто не понравилось, что за тебя все решили?
Взглянув на Асторию слизеринец еще раз оценил ее решимость и воинственность. Гринграсс готова была выбить дверь его комнаты, а возможно и пару тройку зубов, только бы доказать свою независимость.
Она всегда казалась ему очень хрупкой, подобно фарфоровой кукле – миловидная, и в меру робкая. В общем, та, которую непременно хотелось опекать, окружить заботой, упрятать в зеркальный шкаф и аккуратной метелочкой смахивать пыль, с точеного профиля. Но сегодня в ее глазах полыхал настоящий ведьминский огонь, тот самый, который заставлял обращаться армии в бегства, города в пепел, а в ком-то наоборот распалял гнетущий азарт, снедающий изнутри. Медленно. Капля по капле. Малфой начал ощущать это практически сразу же, наполняясь этим огнем всецело, и не давая ему, раньше времени, вырваться опасным пламенем.
- Хотя, если говорить начистоту, - в голосе слизеринца засквозили нотки надменности. – ты должна быть в восторге. – Драко подошел к окну, не удостоив Асторию своим взглядом. Ему неожиданно захотелось проверить, насколько хватит запала в этой юной особе. Как она поведет себя дальше, если вместо недоумения или логичных извинений своего оппонента, услышит нечто совсем иное. – Все девушки мечтают о свадьбе. Вы на этом помешаны. Ну а о свадьбе с достойным кандидатом… - Малфой не закончил фразу, давая Астории додумать логическое продолжение самой.
Увидев письмо Драко растерялся. Он правда не мог даже предположить, вот так вот в полной мере, что его семья, решит, что-то за него. За его спиной, и что самое странное, приняв решение, даже не поставит его в известность. Это настораживало. Это раздражало. Это буквально выводило из себя. Но в отличии от Астории, Малфой за свою, пусть и не очень длинную жизнь, научился одному полезному качеству – самообладанию. И если в первые минуты, его нутро порывалось тут же отыскать мать и объясниться с ней, то его выражение лица ни коем образом этого не выдало. А после, усмирив первые спонтанные порывы и включив здравый смысл, Драко решил разведать обстановку обеих сторон – узнать, что же на самом деле об этом неожиданном решении думает Астория. Откинув девичьи обиды о том, что родители лишили ее права выбора, и ничего не рассказали, и увидеть, что же скрывается за этим слоем первостепенных чувств.

+1

5

Она стояла посреди его комнаты, полыхая праведным гневом. Никто не будет управлять ее жизнью. Ни ее отец, ни сестра, ни даже этот светловолосый мальчишка, который был сам по себе неплох, но тот ворох проблем, который он таскает за собой еще со школы, совсем не приходился младшей Гринграсс по вкусу. С чего ее отец вообще взял, что породниться с Малфоями это хорошая затея? Может они и оставались богатыми аристократами с чистой голубой родословной, но клеймо Пожирателей смерти никогда не забудется, ровно как и кровь невинных людей никогда не смоется с их холеных аристократических ручек.
- Не очень-то любезно? Не очень любезно значит, Малфой? - повторила младшая Гринграсс, не скрывая своего раздражения. Ее голос опасно дрогнул на его фамилии, не предвещая ничего хорошего. И это он обвиняет ее в нелюбезности? Да как он смеет обвинять ее в этом! Он рассчитывал, что она закидает его радужными письмами со сладенькими цитатами из дешевых бульварных романов для глупых ведьмочек или же кинется ему на шею, осыпая поцелуями и заверениями в своей безграничной любви? Не с той ведьмой связался, Малфой. Она буравила его яростным взглядом, словно надеялась, что он загорится и превратится в пепел, как превратились в пепел его фотографии, которые много лет назад в слизеринской спальне горели так ярко, но так мимолетно.
- Я хочу, чтобы ты прекратил весь этот фарс. Все эти письма моему отцу и прочую ерунду. Мне плевать, кто это затеял - ты, твоя мать или твой отец. Но вы все можете катиться к черту. Я не выйду за тебя, даже если ты будешь последним мужчиной на этой чертовой планете, - она едва заметно поморщилась от своих слов, уж слишком пафосными они ей показались, однако вполне ясно выражали ее отношения к этому браку. Я что, только что процитировала какой-нибудь бульварный роман? Черт, ощущаю себя королевой чертовой драмы. Ее щеки покрылись румянцем и она надеялась, что Малфой спишет это на ее не самое прекрасное расположение духа.
- Свадьба? С тобой? Ты оглох? - она расхохоталась ему в лицо и этот смех не предвещал ничего хорошего, - Я. Никогда. Не. Выйду. За. Тебя. Замуж. - медленно и членораздельно произнесла младшая Гринграсс, надеясь, что теперь уж Малфой как следует ее расслышал, - никогда. Я не позволю тебе испортить мне жизнь. А твоей фамилии испортить мое родословное древо. Думаешь я не знаю чем ты и твоя семья занимались? Думаешь я не понимаю чего вы все добиваетесь? Реабилитировать захиревшее древо Малфоев с помощью Гринграссов, которые никогда ни в каких темных и кровавых историях не были замешаны. И правда, о чем ее отец только думал. Малфоев конечно можно понять, они из кожи вон лезут, чтобы обелить себя после грандиозного фиаско, но Джордан Гринграсс должен понимать, что такой брак негативно скажется на семейной репутации. А что если и их начнут принимать за поборников зла? Что если Асторию начнут принимать за пособницу Пожирателей смерти? Она с ее гипертрофированным чувством справедливости этого не выдержит. Лучше оборвать все на корню, даже если ради этого ей придется разнести весь этот чертов замок. Она докажет им всем, что  этот брак самая глупая затея из всех, которые они только могли придумать. Она не будет вести себя как робкая лань, которыми прикидывались все благородные леди. И уж точно она не будет молчать, когда за нее принимают решения. Она будет бороться.
- Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! - прикрикнула на него Астория. И чтобы привлечь его внимание и оторвать от созерцания красот Малфой-мэнора, она схватила первую вещь, которая попалась ей в руки (а именно толстенный том "Природная знать. Родословная волшебников") и запустила в него, нисколько не сожаления об этом. Хоть бы она попала ему в голову. Тогда уж точно свадьбы не бывать, потому как жених окажется в могиле. А вот на его похоронах она даже готова была станцевать.

+1

6

То, что Гринграсс была настроена решительно, ознаменовал весь ее визит, с момента входа или если быть точным влета, в комнату Малфоя. То, что Гринграсс была настроена недоброжелательно, выяснилось чуть позже, но весьма четко и безошибочно. Распаленная фурия рядом с Асторией, показалась бы сейчас тихой и милой.

Драко попытался отыскать на задворках своей памяти, нечто похожее на эту ситуацию, но поиски не увенчались успехом. Сестра Дафны, маленькая слизеринка, которую старшая Гринграсс никому не позволяла обижать, исключение она составляла лишь для себя. И, кажется на этом все, воспоминания Малфоя брали смысловую паузу и предоставляли слово самому актеру.
- Не я это начал, не мне – заканчивать. – Гринграсс рубила с плеча, это совсем не нравилось Драко. И хотелось не то что бы прекратить весь этот бесплатный цирк, в котором он Малфой негласно стал главным клоуном, но и поставить Асторию на место. Какие слова, какой напор – это было непривычно слышать даже от представительницы факультета Слизерин, слишком высокопарно звучали эти избитые фразы.
Ну, это мы еще посмотрим! – Услышав заявление о пследних мужчине и женщине на земле, Драко, усмехнулся, совсем незначительно, вскользь. Пусть Астория и дальше потешается, как бы такими темпами она не загнала себя  в угол, из которого есть только один выход.
- С чего ты взяла, что именно моя семья является инициаторами этой свадьбы? – Малфой не исключал, что подобная идея могла прийти в голову и старшим представителям рода Гринграсс, но ответ последовал незамедлительно, и он был совсем не из тех, что предпочитают слышать по нескольку раз. – Ты ничего об этом не знаешь… - С давно забытым надрывом, и плохо скрываемой, болью в голосе. Какое право, имела эта взбалмошная девчонка, оскорблять Драко и его семью. Хватало и того, что все магическое общество относилось к ним с большим подозрением. Никому из них даже в голову не приходило, поставить себя на место Малфоев. Хотя нет, наверняка они так и делали, ставили и говорили, что лучше бы умерли, чем предали праведную сторону, Министерство и все жизненные ценности. Ну, конечно, рассуждать, сидя в дорогих гостиных, всегда проще, нежели когда на тебя или членов твоей семьи наставлено с десяток волшебных палочек, с которых вот- вот сорвется непростительное заклинание.
Вздор! Никто не собирается восстанавливать свою репутацию… во всяком случае не за счет тебя. – И фраза, так ярко выстроенная в подсознании, не успевает сорваться во всеуслышание, потому, что Гринграсс идет в атаку – во всех смыслах этого слова.

Драко поспешно пригнулся, осознавая, что еще секунда, и книга, что только что с гулким звуком, ударилась о стену и упала на пол, могла прилететь ему точно в голову.
- Гринграсс ты сумасшедшая! – И не понятно, чего ждать от нее дальше. Возможно, в ход пойдет, что-нибудь по тяжелее или же Астория решит применить магию, дабы убедить нерадивого жениха, в том, что она некогда не станет его женой.  Драко поспешно оглядел комнату, соображая, что при желании под рукой взбешенной Гринграсс может оказаться, что угодно – что-то непременно весомое, с хорошей дальностью полета. – Успокойся, ладно? Я смотрю на тебя. Давай без истерик. – Малфой предусмотрительно выставил руки ладонями вперед, готовый в любой момент увернуться от того, что в него полетит.

Подняв с пола тяжелый фолиант, Драко взглянул на название. «Природная знать. Родословная волшебников", так вот что так раздражает Гринграсс. Традиционные устои чистокровных семей и пережитки прошлого, где за детей все решают родители, не спросив их собственного мнения.
- Значит, Астория, ты не хочешь, стать частью «природной знати»? – С любопытством поинтересовался Малфой.  Что не говори, а его род, имел богатую историю, правда не всегда чистую, но непременно, увлекательную.
Поразительно, но за каких-то пять минут общения с этой явно неуравновешенной брюнеткой, Драко испытал весь спектр эмоций от негодования за собственную семью, до откровенного интереса, насколько далеко может зайти Гринграсс, отстаивая свои права. – Разве, у тебя есть лично ко мне какие-то претензии, кроме того… кроме того, что ты уже сказала до этого? – Лишний раз, к теме своего неидеального прошлого Малфой решил не возвращаться, теперь внимательно смотрел на Асторию, не желая пропустить ни единого ее слова, ни действия.

+1

7

Годы тренировок в квиддич не прошли даром. Несмотря на то, что том "Природная знать. Родословная волшебников" был толстым и тяжелым, он летел точно в цель. Астория видела это и едва заметно ухмылялась, считая секунды до такого вожделенного и пугающего глухого стука книги о его светловолосую голову. Однако, Малфой успешно избежал этого возможно рокового для него столкновения.
- Мне бы пошел черный, - ни капли раскаяния в голосе, - сколько дают в Азкабане за убийство нежеланного жениха? Полгода? Год? Условное наказание за "искреннее" раскаяние и обещание больше так не делать? - язвительно поинтересовалась она у Малфоя. Кому как не ему знать все о волшебной тюрьме. Его отец побывал там дважды. Тетка должна была гнить там пожизненно. А он сам чудом избежал наказания. Не то, чтобы Астория и в самом деле желала ему смерти, но гнев делает человека жестким, если даже не жестоким. А страх и обида толкают на такие действия, о которых раньше и помыслить не мог. Она должна сделать все, что в ее силах, чтобы избежать этого брака. Она заставит его отказаться от этого фарса, чего бы ей этого не стоило. Иначе, вся его жизнь будет кромешной адовой тьмой, уж это Астория могла ему пообещать со стопроцентной гарантией.
- Никаких истерик? Никаких истерик, Малфой?! - она даже топнула ногой в приливе особого раздражения, - Я тебе не та овечка, что послушно идет в стойло. Я не собираюсь подчиняться ни тебе, ни отцу, ты понял меня? Я скорее выйду замуж за какого-нибудь маггла, чем за тебя, - тут уж Гринграсс покривила душой. Она слишком любила магию, чтобы отказываться от нее ради непонятного и неизведанного мира простецов. Однако, Малфой не настолько хорошо знал ее, чтобы подловить на лжи. Девушка крепче обхватила волшебную палочку, которую до сих пор сжимала в руке. Может стоит его заколдовать? Она мастерски владеет сглазами.
- Я и так часть этой так называемой "природной знати", также как и ты, - в ее голосе звучало презрение, тоска и нотки непокорности, - Мы обязаны быть послушными и покорными, владеть всеми мыслимыми и немыслимыми знаниями, уметь скрывать свои чувства и презирать тех, кто хоть как-то отличается от нас. Негласный кодекс чертовой элиты позволяет запретное, но запрещает обыкновенное. И знаешь что? Я все это презираю. Ненавижу. Все вы трусы, - явственно слышалось "все вы, но не я". И ты тоже, Драко, трус, - она впервые за все время назвала его по имени, - и не надо смотреть на меня своими грустными глазками. Ты спрашиваешь, есть ли у меня к тебе еще претензии? Да у меня пальцев на обеих руках не хватит, чтобы перечислить. Уверен, что действительно хочешь их знать? - она смотрела прямо на него, прожигая взглядом своих темно-зеленых глаз. Правда бьет больнее Круциатуса и не каждый может ее выдержать. Астория не думала, что Малфой готов выслушать то, что она могла бы ему сказать. Она не привыкла скрывать свои эмоции, чувства и мысли. Даже семилетнее пребывание на факультете Слизерин не смогло изменить ее. А что она могла ему сказать? Что привыкла сама принимать решения, влияющие на судьбу. Что хочет счастья и любви, которые никогда не могут появиться в подстроенном родителями браке. Она не собиралась всю жизнь сидеть в золотой клетке, фальшиво улыбаться на светских приемах и делать вид, что у нее идеальная жизнь, которой следует завидовать. Она хотела жить, а не существовать. Почувствовать огонь на кончиках пальцев и ветер в волосах, всепоглощающую страсть и лютую ненависть, заняться по настоящему интересным и полезным делом, окунуться с головой в приключения и принести пользу этому задыхающемуся миру. А разве все это можно испытать лишившись свободы?

+1

8

Мало того, что Гринграсс просто ненавидела Малфоя, и вероятно всю его семью целиком, так она еще и не упускала возможности, изворотливо поглумиться над малфоевским «черным» прошлым, всевозможными способами. Так легко она выпаливала иронические фразы, в которых фигурировали и преступления, и даже Азкабан. Будто бы с каждым новым предложением, Астория собственноручно вменяла Драко очередную статью, в ее личном кодексе чести и справедливости.

Странно, но Гринграсс, прямо сейчас, напоминала маленькую взъерошенную птичку, в своих порывах выглядеть дерзкой, бойкой и решительной. В какой-то степени это даже забавляло Драко, и одновременно, разочаровывало. Не сложно было догадаться, что Астория будет гнуть свою линию до тех пор, пока сама, собственнолично не изменит решения. А будет это до тех пор, пока кто-нибудь, очень аккуратно и ненавязчиво, не подтолкнет ее, к этому самому решению.
- От чего же ты здесь, а не с каким-нибудь магглом?! – У Малфоя начинало сдавать терпение. Если Гринграсс решила, что будет править этим словесным балом, она сильно ошибалась. – Не нужно было терять времени. Оповестила бы и меня, и своего отца письмом. Ах да, у магглов же нет сов. – Наигранная усмешка, только для того, что бы урезонить дерзость, этой наглой девчонки, ворвавшейся в чужой дом, и устроившей в нем беспредел.

От взгляда Астории  становится не по себе. Малфой знает все это, не хуже нее. Своды негласных и изживших себя правил, закон, подчинения воле семьи, и правило заключения браков – от всего этого Драко воротило не меньше чем саму Гринграсс. Да только вот, кажется, никогда ранее, он не нарушал этих уставов, а теперь выясняется, что из-за этого, он полноправно может считаться трусом. И он, и все его родственники, да и судя по всему, добрая четверть магического мира – живущая по принципам чистокровных семейств.
- Я тоже не одобряю этих традиций. – Пожав плечами, ответил Малфой. – Но иногда, жизнь не дает тебе права выбора.
Откуда, ей об этом знать, Драко?! Она не сталкивалась лицом к лицу с ужасом, страхом и болью воплоти. Она не боялась за своих родных и близких людей. Ей этого не понять. И объяснять бессмысленно!
- Но послушай, называть меня трусом ты не имеешь никакого права. Поняла, Гринграсс! – А это уже та стадия болевого порока, который просто нельзя проглотить и забыть. Голос срывается на высокие ноты, не крик – но грозное предупреждение. – Ты не знаешь и половины того, что мне пришлось пережить! - Совсем некстати, давать ей лишний повод посокрушаться, да поупражняться в остроумии. Лучше, бы Драко промолчал. Но молчать он уже не мог. – Ну, так давай, начинай перечислять. Убеди меня в моей же никчемности, а заодно и в твоем превосходстве. А как закончишь – убирайся вон. И моли отца, что бы он передумал о своем решении. Потому, что с этого момента я буду желать этой свадьбы, как никто другой. – Быстрыми шагами, пересекая собственную комнату, и хватая Асторияю за запястье  - что бы ни сбежала слишком быстро, Малфой разрывался изнутри от негодования. И не намерен был успокаиваться. -  Узнаешь, какого это, жить с пожирателем смерти! - Опрометчиво и слишком яростно.
Малфой пристально смотрел в глаза Гринграсс – пусть теперь она почувствует себя неуютно, хотя, если судить всего по паре минут, что эта особа находилась в меноре, Асторию, трудно было чем-либо смутить или выбить из колеи. Ну, разве что, неожиданным известием о помолвке без ее согласия.

Отредактировано Draco Malfoy (2016-10-06 01:55:33)

+1

9

Дерзкие и хлесткие, как плеть. Слова срывались с ее губ обжигающей лавиной ярости, непринятия и проклятий. Уколоть, причинить боль и заставить все исправить, пока не стало слишком поздно. Когда она успела стать такой жестокой?
- Ты тупой, Малфой или просто притворяешься таковым? Из всего того, что я тебе сказала, ты услышал только "маггл". Взыграла твоя ненависть к грязнокровкам или ревность, что тебе такому, - она совершила порывистое движение руками, не зная, как описать стоящего перед ней молодого человека, - такому как ты с легкостью предпочтут простого маггла? Я уже говорила, что ты жалок? Добавь это в длинный список моих претензий. Как только она его не оскорбляла, но слизеринец хранил неизменную ухмылку, которую хотелось стереть с его лица. Астория не была поклонницей рукоприкладства, но Малфой вызывал у нее необъяснимое желание собственными руками заставить его сделать так, как она хочет. Девушка сжала руки в кулаки, чтобы не наброситься на него и сохранить хоть какое-то подобие контроля над собой.

- Не одобряешь? - Уже спокойно переспросила Астория, словно пробуя на вкус эти слова. Ее настроение менялось подобно ветру, который то выл, то внезапно стихал в это летнее утро. - Ты лжец - Еще одно нелицеприятное слово брошенное ему в лицо. - Так рассуждают только трусы и фаталисты - Она не скрывала своего презрения ни к первым, ни ко вторым. Мы свою судьбу не выбираем. Жизнь не дает нам права выбора. Как просто живется на этом свете фаталистам. Не надо принимать никаких решений. И груз ответственности никогда не свалится на их плечи. Всегда можно переложить тяжкую ношу бытия на что-то недосягаемое - жизнь, судьбу, богов. - Всегда есть выбор: правильный или неправильный. Выбор за который стоит бороться и умереть. И это делает нас людьми. Вся жизнь ее это ежедневная борьба против общества, которое с малых лет пыталось навязать ей свои правила, манеры поведения, мировоззрение. Она росла с мятежным духом в крови, непокорным взглядом и гипертрофированным чувством справедливости. Лишать человека свободы выбора - преступление против справедливости. А добровольной отказ от выбора вызывало чувство неправильности.

- Я привыкла называть вещи своими именами, Малфой. Скрывать свои мысли за вежливой улыбкой и этикетными словами не в моем характере. Правда причиняет боль, не так ли? - Астория вздрогнула от того, как изменился в лице Малфой после ее слов. Его привычная маска слетела с лица, обнажив непривычные чувства. За ней Астория увидела маленького печального мальчика, раздираемого тенями прошлого, страхами, болью и надеждой. Она сделала инстинктивный шаг вперед, словно хотела подойти и утешить этого маленького мальчика, но что-то останавливало ее. Она молча слушала и с каждым звуком его голоса в ее сердце просыпалась жалость.
- Расскажи мне, - еле слышно, но после громче, - расскажи мне, что тебе пришлось пережить. Порывистый, потерявший над собой контроль Малфой был ей в новинку. Он пугал ее, и в тоже время завораживал. Сорвавшись с места, словно дикий пес, он невероятной скоростью приблизился к ней. Зрачки Астории только успели расшириться от удивления и испуга от такой импульсивности. Прежде, чем смогла хоть как-то отреагировать, она была уже в его плену. Кожу запястья обожгло прикосновение горячих пальцев. Девушка попробовала высвободить руку, но Малфой крепко держал ее, не давая вырваться.
- Ты не такой, как они, - уверенно заявила Астория, словно не она несколько минут назад обвиняла его во всех смертных грехах. Под его пристальным взглядом она чувствовала себя неуютно и несколько виновато, но не отводила взгляд от его серых глаз. Несмотря на тлеющую под его кожей ярость и жесткие слова, она чувствовала себя в безопасности.

+1

10

Слишком длинный список твоих претензий…
И почему, почему Малфой должен это все выслушивать. За какие грехи ему на голову свалилось столь страшное наказание – взбешенная Астория Гринграсс? Впрочем, скорее всего он знал – за какие именно, и от этого становилось еще более паршиво на душе, хотя и до этого там было отнюдь ни забвенная легкость.
Все это – и ненависть к грязнокровкам, и презрение к магглам, даже высокомерность, надменность и тщедушие, обернулось сторицей против него. Но еще большим фарсом стало для Малфоя его собственная вера, в того и в то, что было ложным с самого начала. Неужели, теперь каждый день он будет видеть в собственной тени – тени тех, кто обступает его со всех сторон, тянет руки, и готовит к финалу. Если и ночью он фактически не смыкает глаз, пытаясь избавиться бессонницей, от картин мрачных и нелицеприятных. Но ведь это правильно. Расплата должна наступить, рано или поздно. Но мы не выбираем, когда.

Ты лжец. – И это снова врезается прямо в голову. Но она права, она снова оказывается права, даже не подозревая насколько сильно. Он врал, тщетно врал себе, что делает все правильно, а теперь врет, будто сможет это забыть. Никогда! Никогда, пока есть такие, как Астория. Те, кто считают себя выше всего, того, о чем на самом деле не имеют ни малейшего представления.

Малфой стиснул зубы, что бы удержаться – но от чего. Разве гнев, поможет что-то доказать, сможет, что-то изменить?! Нет… и от этого осознания в разы тяжелее, чем от ее упреков, чем от того, что она пытается поддеть его, самозабвенно не подозревая, о том, что теперь каждый из его дней похож на помост к эшафоту, заканчивающийся линчеванием. Откуда ей знать? Да и зачем ей об этом знать?! И, тем не менее, стискивая в руке чужое запястье, Драко очень хотелось, что бы она смогла это понять. Наверное, именно от этого, ее следующая просьба прозвучала совершенно неожиданно, и выбила из колеи, если, конечно он в ней когда-то находился.
Что это провокация или действительно, неподдельное желание, узнать, какого это?

Малфой неконтролируемо сжал запястье Астории еще сильнее, а после отпустил ее и сделал шаг назад, будто отстранившись, от ее порыва.
- Нет. – Резко, и четко ответил слизеринец.  – Тебе нужен очередной повод, что бы напомнить мне, насколько я жалок? – В глазах лед, и попытка найти в ее взгляде, хоть что-то настоящее. И как ни странно… Малфою на секунду кажется, что Астория растеряла все свои козыри, все то ехидство и ненависть, с которой влетела в его комнату. Это было через чур, даже для Драко. – Зачем… зачем тебе это знать? Знать то, о чем я предпочел бы никогда не вспоминать. – Голос, дрогнул, не нарочно, но стальные ноты сами собой куда-то исчезли.
Если это новое наказание – лучше убей.
- Да, я не такой. – Поспешно согласился Малфой. – Я хуже. Никто из приспешников Лорда, не скрывал свою настоящую сущность, ни до, ни после. Они знали на что, и ради кого шли. А я… - Чешуйки ногтей сами собой впились в кожу, смыкая ладони в кулаки. – Я поговорю с матерью. Ты не должна страдать, из-за других. Помолвки не будет.
А теперь уходи. Уходи и унеси свою жалость ко мне. Я ее не достоин. Уходи, Астория. Ас-то-рия…

+1

11

Горячие пальцы все сильнее впивались в запястье, сковывая и подчиняя своей воле. Было больно, но Астория не выказывала ни малейшего протеста. Она заслужила эту боль за свои дерзкие слова и не менее дерзкое поведение. Пришла пора платить по счетам.
- Пожалуйста, - Короткое слово, вмещающее в себя столь многое. - Позволь мне понять тебя. - То ли просьба, то ли вопрос. Она словно просила его довериться ей, поделиться тяготеющей ношей прошлого. Ее разрывало на части от сильных противоречивых эмоций. Хотелось продолжать вести себя, как обиженное малое дитя - крушить его комнату, кидаться вещами и наносить бесконтрольные удары по лицу; но другая часть подчинялась древнейшему женскому инстинкту, повелевающему оберегать и защищать тех, кто нуждается в этом. Вся эта буря приводила ее в смятение, заставляя лихорадочной румянец то появляться, то исчезать на щеках. Она всерьез задумывалась о том, что возможно погорячилась, но излюбленная гордость не позволяла признать свою ошибку. Астория инстинктивно потерла запястье, едва заметно морщась от болезненных ощущений. Завтра на ее бледной коже расцветут отвратительные фиолетовые синяки, имеющие форму его пальцев. Ничтожно малая плата за устроенный спектакль. - Тогда я позволю тебе понять меня, - в ее глазах пламя, настойчиво пытающееся растопить лед.

Пожалуйста. Пожалуйста. Доверься мне.

- Если думаешь, что упаду в обморок от ужаса, то ты ошибаешься. Рассчитываешь испугать меня рассказами о своих прегрешениях? Все мы не без греха, - пожала плечами, давая понять, что у нее самой тоже имеется несколько за пазухой. - Но не пытайся убедить меня в том, что ты единственный, кто пострадал в войне. Не тебе одному приходилось страдать и терять, - ее голос предательски дрогнул на последнем слове. Астория поспешно отвернулась, сделав вид, что рассматривает гобелен, изображающий сцену из античной мифологии. - Считаешь, что можешь решать все за других? Ты бы поладил с моим отцом, - в голосе снова зазвучали нотки раздражения. Обычная реакция на желание окружающих контролировать ее жизнь, принимая решения по собственному разумению. - Чтобы от меня избавиться, тебе придется выкинуть меня в окно. Я не сдвинусь с места, пока ты не одаришь меня крупицей своего доверия, - немного высокопарно, но Астория не знала, как лучше озвучить свою просьбу, не унизившись до мольбы. Она хотела, чтобы он позволил ей понять, через что ему пришлось пройти. Эгоистично желала знать, что не одинока в своих горьких воспоминаниях и потерях. Может отказываясь от этого брака, она грозится потерять родственную душу? Астория усмехнулась своим глупой мысли. Родственных душ не бывает.

+1

12

Позволить тебе понять меня... Сродни чему- то очень неправдоподобному и не осуществимому. Это неописуемо сложно, когда не в состоянии даже понять самого себя. Но если пробовать...
Брось Гринграсс, тебе это не нужно...
На счет раз - стадия отрицания.
Зачем тебе лезть в мою голову, перебирая тонны ненужного хлама. Закапываясь в оползнях моего прошлого, и сломанного на миллионы неровных осколков и кривых, будущего. Какого дракла!
На счет два - неритмично пальцами по стене, возле старинного гобелена, куда устремлён ее взор. Стадия гнева.
Не хочешь ли ты использовать эти знания против меня. Может, разойдемся полюбовно. Я откажусь от помолвки, и ты будешь свободна?!
Три - торг.
Потому что ты все равно уйдешь. Так как ушли все кто был... когда-то был рядом. Но это в прошлом... прошлом, которое нераздельно со мной.
Где-то уже и четыре и вроде бы даже пять - пора бы принять.
- Что бы ты хотела узнать? - Облизывая пересохшие губы, как единственное, что могло бы отвлечь от мысли о том, что Гринграсс скорее всего захочет знать все. Не больше и не меньше. – Хочешь, услышать о невозможности выбора, что был предрешен еще до задолго до меня. Даже возможно, задолго до моего отца. - Эта мысль нова, и требует размышлений. Драко отходит от Астории на несколько шагов, ему хотелось бы опуститься в кресло, вызвать домовика и предложить Гринграсс кофе - тогда бы их беседа перешла из раздела "душевных травм" в некие забавные рассуждения о том, что когда-то было. Да только можно ли вспоминать об этом, запивая слова тлена во рту жженым молотым?! Нет!

И Малфой снова возвращается к Гринграсс, где-то в шаге или двух от нее, с пронзительным взглядом в спину, будто пытаясь понять, отзовутся ли ее позвонки на его надломленность, поверит ли хоть на немного, сама?
- Некая... предрешнность, - подбирая слова медленно, но выдавая их торопливо, что бы не казались слишком наигранными. - которая довлела надо мной, как... как чертова знаменитость над Поттером. Думаешь, я хотел, что бы в моем доме, где я вырос, собирались убийцы, оборотни и прочее отребье? Думаешь, хотел, что бы отца "ставили на колени" за каждый новый выкрутас феникцев... думаешь.... ты думаешь, Ему можно было отказать, превозмогая боль непростительных, корчась в судорогах, с пульсирующими жилами и запавшими глазами. Думаешь… - И снова этот сбивчивый ритм дыхания, снова сердце стремится вырваться из груди. – Нет, Астория, ты так не думаешь. Тебе вообще не стоит об этом думать.

И он бы плавно опустился на ковер, тот, что под ногами, который топчут изо дня в день. И пусть его так же полоскали бы ступнями, так же выбивали пыль. На что еще годно тело, с омертвевшей душой…
- И мне не стоит, тоже…
Это странное умозаключение, пришедшее так же неожиданно, как она влетевшая в его комнату – стремительно, и неаккуратно.  И Малфой поддался. Сначала ей, потом этому новому, еще неизведанному.
- А ты? – Полушаг навстречу – некий жест сближения. Странный, и ничем не оправданный, но свершенный.  – Теперь я смогу понять тебя? – Не осознавая еще, зачем и почему, но Драко стремительно выпаливает это и сразу же, впивается взглядом в Асторию. Две ошибки за раз. Дурак.

+1


Вы здесь » Hogwarts|Parallel Worlds » Издательский дом «Обскурус» » Спасти рядового Малфоя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

LYLIlvermorny: Just One Yesterday Hogwarts. Our daysBloodlust: Bend & BreakБесконечное путешествие
На форуме присутствуют материалы, не рекомендуемые для лиц младше 18 лет.