ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ

Приветствуем вас на Hogwarts|Parallel Worlds,
ролевой по серии книг Дж. Роулинг "Гарри Поттер"!
Рейтинг игры NC-17.

НАВИГАЦИОННЫЙ СПИСОК











РАБОТНИКИ КУЛЬТУРЫ

Astoria Greengrass, Daphne Greengrass, Aurora Sinistra, Bill Weasley, Elisabeth Turpin

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА:
Свежие новости ожидают вас в выпусках нашей газеты



ИГРОВЫЕ МОМЕНТЫ
В игре наступил апрель 1997 года.

Ряженный - Nymphadora Tonks
Проверка, 1 - Bellatrix Lestrange
Проверка, 4 - Luna Lovegood
Проверка, 5 - Alistair Porter
Поиск убийц - Adriana Munteanu
Двое: я и моя тень - Запись в квест


ВЫ ВИДЕЛИ ЭТИХ ВОЛШЕБНИКОВ?

Ron Weasley, Millicent Bulstrode, Blaise Zabini, Aloisia Marwood, Romilda Vane, Daisy Fawcett, Alastor Moody, Lucas Parkinson, Arabella Brocklehurst

РАЗЫСКИВАЮТСЯ

5 ВЕЧЕРОВ



ЛУЧШИЙ ИГРОК



ПАРОЧКА ФОРУМА



ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД



ГЛАВНЫЙ АКТИВИСТ



ЦИТАТА НЕДЕЛИ

В устройство магсообщества была заложена какая-то нечеловечная жестокость. Или глупость - Стерджис так и не определился, но идиотская несправедливость точно имела в себе что-то умышленно нечеловечное.

читать продолжение в квесте "Несломленные"


ЛУЧШИЙ ПОСТ НЕДЕЛИ

- Ой, профессор Хиггс, ну о чём вы? - Флэйм подмигнула парню. - Я ничего не вынюхиваю, просто с вами интересно беседовать. И зачем же быть таким грубым? Вы же не так далеко ушли от меня по возрасту, - и в развитии... читать продолжение в квесте "Штирлиц был на грани"

Hogwarts|Parallel Worlds

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Камень

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Попробуй разбить меня - ты не поверишь глазам,
Попробуй сломать - ты скорее сломаешься сам.
Холодный и твёрдый в израненных пальцах - орудие неандертальца.
Согнуть меня даже гораздо сложней, чем сломать,
Я маленький камень - зато я умею летать.
Холодный и острый осколок гранита,
Смерть Голиафа в руке Давида.

• 16 января 1997 года
• Neville Longbottom, Nymphadora Tonks
• Коридоры Хогвартса

0

2

С какой ноги встаешь, если настроение у тебя хорошее, но все из рук валится, помахивая ручкой на прощание и прося не поднимать? С какой-то третьей, невидимой, заменяющей хвост? Или просто скатываешься кубарем с кровати - считается ли это? Наверное, да; ведь все имеет значение, даже небольшие детали, на которые мы не обращаем внимания.
Радостный настрой гриффиндорца, однако, быстро пропал. Быть может, убежал с всех ног (тех самых, правильных) к более везучему человеку? Не мудрено: ранним утром пришлось тащиться на Зельеварение. Его кто-нибудь нормальный вообще понимает?! Нет, Гермиона не считается. Между прочим, слава ей и уважение: девушка честно пыталась спасти Невилла от очередной катастрофы. И у нее даже почти получилось. Вот, сейчас он, оглохший на одно ухо, наверняка весь измазанный в чем-то, что составляет ненужный ингредиент программного зелья, придет в себя после взрыва - сразу поблагодарит. Всюду звенит так, что, Мерлииин, есть наверняка смысл  перевязать голову чем-нибудь потуже и попросить всех заткнуться. Даже колыхание мантий при вдохах и выдохах учеников, находящихся с ним в одном кабинете, раздражает чуткий слух.
На других уроках Невилл еле жив, и чувствует облегчение, что его не спрашивают. Может, мантия-невидимка волшебным балдахином наброшена на него чьей-то заботливой рукой? Может, в учителях проснулось сострадание - вид бедняги слишком красноречиво говорит сам за себя даже несмотря на то, что его подлатали заклинаниями как-то мимоходом, а сам молодой человек держит спину неестественно прямо и пытается слушать - и потому выбирают себе в цели более вменяемых? Случится, он что и ответит, но так пробубнит, сгорбится, сожмется весь в один защищающийся комок, пытаясь повысить свою плотность и не дать колким словам задеть за живое, трещинами в душе оставить след об этом дне на всю жизнь. За обедом очень хотелось смыться куда-нибудь подальше вместе с соком, вязкой ненужной жижей, не лезущей в горло, но все равно просачивающейся - вот так же, обходя препятствия в виде вопросительных взглядов. "Не выспался,  - говорит он себе, - сегодня сразу постараюсь уснуть, а не валяться в кровати и думать. Уроки. Пойду повторю. Экзамены," - в голове крутятся мысли только на повторе.
На пути к гостинной приходится столкнуться со стайкой слизеринцев. Они на год старше, и все как один выглядят от этого только самодовольнее, не умнее и не страшнее. Первые нелепые выкрики в свою сторону Невилл проигнорировал - не до них. На вторые - замедлил шаг. На третьи - обернулся. Сложно оставаться спокойным, когда шутят про твоих родителей в оскорбительной манере. Нет, то падение именно с определенной точки кровати все же предрекало не самое прекрасное начало дня.
- По крайней мере, я не позорю своих родителей, задирая других людей, о которых даже ничего не знаю, - пожал плечами гриффиндорец. Ему бы двинуться дальше с гордо поднятой головой, да ноги хотят посмотреть через шнурки на ботинках, произнося собственные заклинания, что произойдет дальше. Иначе бы с чего Лонгботтому оставаться на месте?
- Не спускай ему это с рук, Дэнни! - вопит один из припевал, шептавших только что на ушко интимным шепотом свои идеи и растерявший все остроумие от "наглости" Невилла. - Пусть попляшет!
- И то верно! Эй, ты, сын своих родителей! Иди сюда, если хочешь отстоять их честь, - и то, что его берут на "слабо" так же очевидно, что сам он, осмысленно, в здравом уме и памяти, ведется на провокацию. Приближается. Перед глазами маячат возможные картинки будущего. Ни одна из них не верна - Дэнни не церемонится, бьет сразу прямо в скулу, почти в то место, которого утром касалась жижа из котла. Гриффиндорец неосознанно выключает в себе разум и включает глупую храбрость. Он не следит за ударами, чувствует только мягкий бок под кулаком, потом - шероховатое касание на мгновение к поставленному блоку. Как будто бы костяшки пальцев съезжают к Мерлиновой матери. Запоздало доходит: колотящих рук - шесть, и справиться с ними пока не в силах юноши. Он и не хочет им даже боли - не старается причинить. Еще немного - ляжет. Но до последнего, отключаясь, твердым взглядом смотреть перед собой. Сейчас - стоять, раз колени не подгибаются, стоять - непонятно, за что. Не сдаваться.

+2

3

Патрулировать коридоры Хогвартса скучно. Нет, серьезно, если бы Тонкс курила, она бы только этим и занималась где-нибудь в уголочке, но она не курит, да и вряд ли в школе бы разрешили маггловские сигареты. Но скучно, правда, скучно. Особенно сегодня. Нападения Пожирателей явно не предвидится, мимо Доры пробегают только стайки младшекурсников, и ей остается только бродить по Хогвартсу, сжимая в руке бесполезную на данный момент палочку и откровенно зевать, рассматривая гобелены, которым не уделяла должного внимания во время собственной учебы.

Иногда, правда, можно поговорить с привидениями, и с утра Тонкс весело поболтала с Толстым Монахом, который помнил ее – неудивительно, метаморфа, да еще с таким буйным характером, встречаешь не часто – они предались ностальгии, и сейчас Нимфадора тоже решила этим заняться. Стены Хогвартса хранили и ее тайны. Вот, допустим, в этом чулане она пряталась от Филча. На этом подоконнике царапала свои инициалы. Вот в этом коридоре кидалась вонючими бомбами в слизеринцев. Почему именно в слизеринцев? Потому что представители остальных факультетов так явно не нарывались. А тут – почти идеальная жертва - полукровка-метаморфиня, которая ненавидит свое имя, и, конечно же, так весело орать на половину школы это самое имя, искажая его во всех возможных и невозможных вариациях! Тонкс никогда не сдерживалась, и не всегда успевала выхватить палочку, правда, однажды таки выхватила, но заклятие произнести не успела, так как вместо этого ткнула палочкой обидчика в глаз. Синяк держался пару месяцев, а те слизеринцы поняли, что какими бы мирными и дружелюбными ни были барсучата, у этих зверьков есть когти и зубы, а Нимфадора - явно не жертва. Конечно, дразнить Тонкс не перестали, и не раз она попадала к директору, и не раз ее отец краснел за то, что, к примеру, дочь совершенно по-маггловски врезала однокурснику со Слизерина и выбила ему зуб. Зуб-то благодаря стараниям мадам Помфри вырос новый, и Дора не понимала, в чем тогда состоит проблема, если она просто защищалась – впрочем, папа никогда ее не ругал. Вздыхал, обещал Дамблдору непременно поговорить с дочерью, и действительно говорил с ней, но толку?

***

Тонкс неторопливо шагала по коридорам, сунув руки в складки мантии. Скучно до ужаса, сейчас бы хоть поболтать с кем-то из коллег или учителей, или снова с Толстым Монахом, но коридоры, как назло, опустели. Хоть бы какой-то завалящий Пожиратель попался…

И тут Нимфадора услышала голоса.

Зайдя за угол, она вдали коридора увидела группку слизеринцев, явно нарывающихся на драку с парнем в мантии Гриффиндора. Тонкс закатила глаза – ну ничего в этом мире не изменилось. Она ждала, чем все закончится, хотя и так знала, чем – когда слизеринец крикнул парню из Гриффиндора что-то про его родителей и Мунго, Дора сразу узнала Невилла Лонгботтома, которого помнила еще с происшествия Отдела Тайн, когда погиб Сириус. Она не знала, какой человек Невилл, но когда оскорбляют твоих родителей, реагировать адекватно очень трудно.

«Молодец!» - возликовала Тонкс, когда Невилл парировал издевательства заклинанием, но дело все равно кончилось дракой. Коридор был длинным, и пока Дора шла, чтобы оную прекратить, Лонгботтом уже успел получить в глаз, и все превратилось бы в избиение, если бы Тонкс не выхватила палочку и не окатила всех сразу струей холодной воды из кончика оной. Затем схватила за шкирку самого драчливого слизеринца, тряхнула, как котенка, пожалела, что ей нельзя бить детей, и отшвырнула в сторону.

- К директору, - приказным тоном проговорила метаморфиня, - о, Толстый Монах!

Привидение как раз просочилось сквозь стену, по-доброму улыбаясь и еще не зная ситуации.

- Падре, препроводите этих молодых людей к директору, пожалуйста, - мило улыбнулась Тонкс, и добавила уже слизеринцам:

- Трое на одного – вершина подлости. Будь я вправе, я бы вас так разукрасила, что ваша родная матушка вас бы не узнала, клянусь Мерлином. Благодарите небеса, что вы школьники, а я – аврор, а то я давно не разминала кулаки. А теперь пошли вон, крысята, и чтобы я вас больше не видела, усекли?

Троица змеек поплелась вслед за Толстым Монахом, который решил в кои-то веки серьезно исполнить поручение и сам, видимо, осуждал поступок учеников, а Тонкс повернулась к Невиллу, рассматривая его повреждения.

- Ты как? Тебя надо к Помфри?

На самом деле Дора не считала синяк под глазом и ссадину на скуле юноши такой уж катастрофой. Парни всегда дерутся, а шрамы украшают мужчину. Кудахтать и хлопотать над Невиллом она не собиралась.

- Или ты не против, если я сама залечу? Я не колдомедик, но с такой фигней справлюсь, меня папа учил. Идем к свету, хоть рассмотрю тебя. Ты ведь меня помнишь? – Тонкс хохотнула и сменила цвет волос с розового на фиолетовый, потянув юношу за рукав мантии к окну.

Отредактировано Nymphadora Tonks (2016-09-23 03:16:37)

+1

4

Каждый раз, называя заклинание, он все еще волнуется. Как далеко ушла милая его изюминка - пустяковая способность путать некоторые вещи, совершенно не похожие друг на друга? Вместо выбитых зубов наделить противника оленьими рогами (лучше уж козлиными тогда - и не изящно, и по сути), а потом, позже гораздо, через несколько месяцев, - ведь это так ужасно долго, когда твоя настоящая, яркая жизнь только начинается! - разговорившись от теплого чая или душевной открытости собеседников, поделиться этим тайным, смущающим душу воспоминанием. И слышать долгий, обидный, пусть и не злобный, хохот, и, Мерлин-верни-все-назад, понимать, что сдурил, рассказав. "Ну ты отмочил, дружище!" - совсем не то, что хотел бы услышать в ответ на свою историю Невилл. Неопытный еще в приукрашивании и предварительной обработке жизненных проказ, именуемых случаями, не умеющий, как и большинство подростков его лет, остановиться вовремя - сам не представляет, какая реакция пришлась бы ему по душе, но уж точно не эта.
Каждый раз он не понимает задир. Они не страшные и не выглядят крутыми, поливая грязью самые светлые моменты в жизни. Их даже жаль. Если люди считают такое поведение нормой, кто-то же привил его им? Кто-то же заставил закрыть глаза и верить, что дорожка под их ногами вымощена не теми благими намерениями, а чем-то сходным, но безопасным, и, пожалуй, пронесет? Ничто не берется из ниоткуда. У магглов это даже доказано их любимой наукой. Как поступали дома, родные люди? Игнорируя выпады, он наивно надеется: отсутствие реакции заставит задуматься и не усовершенствовать выкрики, так, чтобы они глаза выкаливали своей жестокой правдой, а решить: ну не мое это, хватит, не буду больше. И, срываясь, долго потом ругает себя. Ведь ни в одной драке победителей, если присмотреться, нет. И слетевший временно с катушек Лонгботтом, успешно работающий над собой - не то событие, что оставит без синяков.
Если вы дрались больше трех раз в своей жизни, разумеется, в рукопашную, а не при помощи облегчающих жизнь заклинаний, то понимаете точно, что второе дыхание дается не здесь. Или не вам - просто невезучесть такая, отсутствие всевластия и неуязвимости в состоянии, не подходящем даже под "режим берсеркера". Если сильно ударить - потечет кровь, это аксиома или как-то так. Лопнут сосуды, и руки твои почти сразу испачкаются, так что, случись тебе испытывать, к тому же, сильные потрясения, наверняка хоть раз услышишь в голове голоса. И ты противен им, противен сам себе, а механические движения не прекращаются, и что-то темного бурого цвета все льется, впитывается в кожу - и еще приведет тебя в ужас, когда потом ты будешь оттирать. Если будешь в состоянии. Так можно защищаться - сразу в нос, рассечь лоб над обеими бровями, чтобы маг напротив со страшным воем потерял тебя из виду и вспоминал нужные заклинания, пока ты наплюешь на всю эту мишуру гордости воинской и задашь стрекоча - обезопасишь и себя, и его. Можно защищаться так, как делал это сейчас Невилл: случайными, непросчитанными атаками отбиваться, снова прячась потом за сведенными вместе руками, тянуть время, чтобы кто-нибудь пришел, и, Мерлин, увел этих придурков куда подальше. Он не боится их, еще раз, не боится! В школьной драке не убьют, а с жизнью в теле все поправимо, кажется. Лонгботтом не уверен, но ему есть дело и до Дэнни, и до советчика у его левого плеча. Хоть бы они встали на нужный путь, одумались, а!
От холодной воды сразу становится зябко. Свитер не предусмотрен на защиту от нее. Кажется, что-то красное стекает по щекам слизеринца. Невилл старается не гордиться своей работой - это все очень и очень плохо. Ему даже удивительно, что Толстому Монаху препоручено провести к директору только агрессоров. Как же лекции о дружбе для всех - для него тоже? Как же красивые слова о том, что можно было договориться? Или это уже, наконец, считается ненужной философией. Ему горько. И все равно. Горько-все равно - наверное, это апатия. Он плох в терминах.
- Не надо меня к Помфри, спасибо. Это пустяки, - отмахивается гриффиндорец. Заживет и само даже довольно скоро, если не хлопотать. - Зачем ее лишний раз беспокоить? Если найдется кто-то с действительно серьезными повреждениями, она будет занята и получится неловко. Не знаешь ведь в такой ситуации, куда кинуться и кому помогать, - свою мысль он так и не озвучивает, кажется, просто шевелит губами. Так бабуля иногда напевает что-нибудь "непрофессиональное", не в ее характере и авторитете - вот прилипло, и избавится не можешь, и лезет это из тебя, само даже не зная, куда и зачем. Говорить без звука - спасение.
Только после слов о том, чтобы залечить синяк, когда Невилл кивает, он поднимает глаза. Во взгляде мелькнуло узнавание.
- Да, если Вам не трудно. Помню, конечно, такое и забывается. Вы могли бы и не менять цвет волос. Я просто по голосу не признал, - немного виновато улыбнувшись, Лонгботтом покорно "подтянулся" к источнику света. В вопросах лечения он всегда застывал на месте или просто доверялся тому, кто знал, что надо делать.

Отредактировано Neville Longbottom (2016-10-01 17:44:50)

+1

5

Солнце освещает лицо Невилла, Тонкс всматривается в его черты – как же он похож на свою мать, которую она видела в Мунго, приходя в гости к отцу! И как, наверное, больно осознавать, что твои родители живы-и-не-живы одновременно, тут хочется схватиться не только за палочку, за самый настоящий меч и снести головы обидчикам  - Тонкс на месте Невилла поступила бы так же. Благо, во время ее учебы родителей Доры не трогали никогда, обидчикам достаточно было самой взрывной и вспыльчивой хаффлпаффки, которая так и не научилась спокойно реагировать на подколки, а ведь обижают обычно тех, кто обижается. Да, Нимфадора это знала, и все равно не могла пропустить мимо ушей издевательства над своим именем и своим даром. Над именем смеялись мальчишки. Над даром – девчонки. Это сейчас, со временем Тонкс поняла, что ей попросту завидовали, что каждая из ее однокурсниц мечтала бы о метаморфизме, что ни одна из знакомых девушек не понимала, почему Тонкс, обладая таким даром, не стала первой красавицей школы и не соблазнила тогдашних секс-символов… а ей было не до любви. Решив остаться такой, какой родилась, собрав в себе черты любимых отца и матери, Тонкс училась. Тонкс шла к своей цели – стать мракоборцем – и вот она здесь в качестве патрулирующего коридоры аврора; добилась. Добилась своими силами, и только в экзамене на скрытность использовала дар, с которым родилась, ведь глупо не использовать его во благо.

Невилл отмахивается от предложения отвести его к Помфри, и это уже нравится Доре. Она широко улыбается, наводит палочку на его лицо и вспоминает то, чему учил Тед. В бытовых заклинаниях Тонкс не сильна, она – боевой маг до мозга костей, матушка так и не сумела вдолбить в разноцветную дурную голову дочери аккуратность, которая так и скользила в каждом движении и жесте Андромеды. Чистокровная – это читалось в каждом взгляде матери. Даже сбежав из семьи, бросив все на свете ради любви, Андромеда Тонкс осталась Андромедой Блэк на уровне инстинктов – благо, свою дочь она никогда не поучала манере держать себя. И ушибы на лице – не такая уж и беда, если сражался за свои принципы, за то, что тебе дорого, за семью…

Как же он похож на Алису Лонгботтом!

Дора держит палочку и спустя минуту ссадины пропадают с лица Невилла. Остается запекшаяся кровь, но ее можно смыть. По сути – Тонкс понимает только сейчас  - к директору нужно было отправить и Невилла. По сути, именно Невилл затеял драку. Но она просто не может этого сделать после того, как они вместе пережили сражение в Отделе Тайн, после того, как она увидела в нем Алису, после того, как он просто защитил свою семью, и неважно, кто первый пустил в ход кулаки. Если придется объясняться – Тонкс, как единственный свидетель, скажет прямо, что Невилла довели. А если поинтересуются, почему так, по-маггловски, то она парирует – а как бы вы отреагировали на оскорбления своих родителей? Палочку в руки в такие моменты брать даже опасно, никогда не знаешь, какое заклинание слетит с губ.

- Мерлин, Невилл, ну зачем ты мне выкаешь? – смеется Дора, - я не намного тебя старше. Открою тебе секрет: мне всего двадцать три. Ты еще назови меня мисс Тонкс, - снова хохочет и треплет волосы юноши, - ой, а я цвет волос сменила? Я не специально. Это от настроения зависит, - будто оправдывается.

- А ты молодец, - вдруг говорит серьезно, - круто врезал этому… - тщательно подбирает слово, чтобы не материться при ученике, - гаденышу. Я в свое время тоже часто кулаки в ход пускала. Ну, знаешь, мое имя, все дела… Им казалось, что это чертовски смешно. Но… - заглядывает Невиллу в глаза, надеясь не найти в них горечь, - они твоих родителей задели, а это вообще не прощается. Ты как?

Последний вопрос явно не про физическое состояние. Как вообще можно жить с такой ношей? Как этот мальчик справляется с тем, что упало на его плечи? Как он до сих пор улыбается? Да, у него есть бабушка, великолепная Августа Лонгботтом, с которой Тонкс тоже пару раз виделась и составила о ней почти такое же уважительное мнение, как об Аласторе, но родители Невилла живы и мертвы одновременно. На миг проскальзывает мысль: Гарри легче. Он знает, как и во имя чего погибли его родители, его родители похоронены на Годриковой Впадине, а родители Невилла физически абсолютно здоровы, но от них прежних остались лишь тени. Еще один повод ненавидеть свою тетушку Беллатрикс, которую при случае Дора задушила бы собственными руками. По-маггловски и без сожаления.

- Хочешь чаю? Там, кажется, кабинет профессора Спраут свободен, мы могли бы посидеть. Видишь ли, мне скучно, а ты можешь скрасить мой досуг, - Тонкс лукаво улыбается, - все равно сегодня на школу вряд ли нападут Пожиратели. А если нападут, то мы и отсюда надерем им задницы, верно?

+1

6

Невиллу можно не говорить о том, что он похож на кого-то из родителей - мальчик не умеет взглянуть на себя со стороны, оценить это, и он не в силах узнать по-настоящему, для себя, а не для галочки, какими были его мать и отец. Судя по рассказам бабушки Августы, сравнивая его с самыми близкими, но самыми далекими людьми, ему делали своеобразный комплимент. Как если бы они отличались от обычных людей и состояли не из органов, а из поводов для гордости и уважения. Если "ты похож..." произносилось вслух, Невилл краснел и пытался замять это, сменить тему - ему было неудобно. Хотя мальчишка старался отвлечь собеседника как можно мягче и непринужденнее, получалось далеко не всегда. Из Лонгботтома так себе актер. Если эти страшные слова повисали недосказанными в воздухе, он предпочитал становиться абсолютно нечувствительным к намекам. А для этого и не требовалось притворяться, разве только самую малость. Даже не так, как нашкодивший ребенок, шаркая ножкой, оправдывает себя словами"это не я" и миллиардами убедительных (с детской точки зрения), иногда взаимоисключающих аргументов. Он был благодарен тем, кто сдерживал порывы сентиментальности и молчал о сходстве.
Ему не слишком приятно чувствовать, как исчезают ссадины - почему-то чистокровный, рожденный в этой волшебной атмосфере, так и не привык к некоторым заклинаниям. Слова открывали путь к безграничному счастью, если вдуматься. Как и к невероятному горю. Невилл иногда думает, что в некотором роде был бы не против поменяться с магглами: он не отказался бы от темноты, или холода, или даже долго заживающих противных ссадин, если бы не существовало Авады и Непростительных. Впрочем, мальчишка знает: люди и без них нашли бы способ калечить, донимать, убивать друг друга. И не только люди. Сейчас, правда, он думает не об этом; в голове временная пустота, что очень удобно, но опасно: Лонгботтом плохо представляет себе, как надо разговаривать с мисс Тонкс, чтобы не было затягивающихся неловких пауз и чересчур напрягающей ее болтовни, а потому не отказался бы от парочки небольших планов на беседу в своей голове. Так, приблизительных, набросков....
- Извините... То есть... Эм... Извини? - неловко пробует он, инстинктивно чуть втягивая шею в плечи от смущения. Не то что бы это так уж сложно, но какая-то внутренняя часть Невилла против того, чтобы он обращался к Нимфадоре на "ты". Против - и все тут. То, как мисс Тонкс треплет его волосы, отдает теплом и домом. Мальчишке приятно, так что он позволяет себе зажиматься чуточку меньше, хотя как замкнутый и нелюдимый парень гриффиндорец и не выглядит. - Да? Правда? Звучит потрясающе. А как это связано? То есть, для каждого чувства есть свой собственный цвет, или они окрашиваются случайно? - сразу же заинтересовался мальчуган. Пожалуй, не только для него, но и для многих взрослых волшебников метаморфомаги были чертовски загадочными типами, а потому Невилл даже не чувствовал себя глупо, спрашивая у той, кто как нельзя лучше разбирается.
На похвалу он ответил довольно резким молчанием, опустив голову. "Я такого не заслуживаю", - читалось в этом жесте, хотя, Мерлин, что особенного сказала Нимфадора? Он по своим, глубоко запрятанным внутрь причинам не мог благодарить за высокую оценку удара по другому человеку. Это не слишком правильно. К счастью, мисс Тонкс продолжила, так что у него не было времени на самокопание.
- Они не правы. У тебя чудесное имя! - искренне удивился мальчишка. Удивился невнимательности, непониманию, самим по себе насмешкам. Лонгботтом мог признать и принять по людей язвить в ответ на нападки, чего уж греха таить, он и сам не имел руки чистыми в этом деле. Но злобно дразнить из зависти... Что с ним не так, если ему их не понять? - Нормально, правда. Все проходит, - расплывчато ответил гриффиндорец невинным тоном, как если бы не понял настоящего смысла и подумал, что о нормальном состоянии его физической формы спрашивают из вежливости. Его собеседница явно не была глупа и поняла бы мальчишку, он был уверен. Зачем тормошить рану лишний раз, даже если она и выглядит почти выздоровевшей? Юнец, по идее, уже наказал обидчиков, отомстил (фу, какое мерзкое слово! Как гнилые водоросли на берегу пляжа, над которыми летают мухи. Хотя, конечно, на вкус и цвет...), можно забыть до следующей стычки об этом. Только извлечь урок: не попадаться больше, и не дать спровоцировать себя на маггловкую драку. - Но спасибо, - чуть помедлив, добавляет он. Это "спасибо" очень общее. Даже сам Лонгботтом толком не смог бы ответить, к чему именно оно относится.
- Да, я не отказался бы. Тем более, для того, чтобы поставить Пожирателей на место, нам понадобятся силы, - Невилл улыбнулся, а в его глазах появились слабо различимые искорки веселья. Мисс Тонкс по-человечески понравилась ему.
И, наверное, ей с ее бросающимся в глаза активным характером очень скучно бродить по этим коридорам, где сегодня едва ли что-нибудь случится. Мальчишка постарается быть неплохой компанией, чтобы немного скрасить вечер. Не обещает, конечно, но хотя бы не станет молчать, как набитое соломой маггловское чучело.

+1

7

Невилл такой забавный, когда пытается одновременно быть вежливым и дружелюбным, извиняясь перед Тонкс за что-то, что ведомо только ему одному. И, естественно, интересуется метаморфомагией – Дора задумывается, пытаясь сформулировать, но в итоге машет рукой и фыркает:

- Честно, они меняются совершенно независимо от меня. В детстве меня учили это контролировать, а сейчас я иногда позволяю себе расслабиться. Я знаю точно только то, что когда я злюсь, мои волосы алеют. Если заметишь такое – беги, а то я могу чем-то в тебя запустить, - Дора смеется, пряча палочку и оглядываясь вокруг. Абсолютно пустынный коридор, - шучу, конечно. А ты правда считаешь это имя чудесным? Ну не знаю, лично меня оно бесит до колик, вот однокурсники и пользовались. Я обычно по-маггловски дралась, моего папу в школу вызывали. Одному типу фингал поставила, и не жалею ни капельки. И ты не жалей, он заслужил, - Тонкс будто чует, что Невиллу уже неудобно за затеянную драку.

- Отлично, кажется, у меня где-то были мамины пирожные! – радостно отзывается Дора на согласие Невилла, ведя его за собой по коридору.

***

Профессор Спраут разрешила ей пользоваться этим кабинетом безраздельно, как своей бывшей ученице, и даже убрала из помещения опасные растения, зная неуклюжесть хаффлпаффки, которая однажды умудрилась уронить мандрагору, и слава Мерлину, все были в наушниках, так как растение орало во всю дурь. И сейчас, заходя в классную комнату, где все еще стояли парты, но садясь не за одну из них, а за учительский стол, Дора чувствовала себя счастливой и слегка виноватой, как будто удачно нашкодила и шалость сошла ей с рук. Возможно, то же самое ощущал ее дядюшка Сириус, когда ему удавалось поступить так же…

- Акцио, чашки, акцио, пирожные! Ты садись, Невилл, не стесняйся. Профессор Спраут упоминала тебя и твой талант в Травологии, ты молодец, а я никогда не умела с этими растениями копаться…

Тонкс заклинанием нагрела воду и разлила кипяток по двум фарфоровым чашкам, добавляя туда два пакетика с содержимым в виде листьев.

- Это маггловское! – сообщила она, - Артур Уизли передал, сказал, что очень вкусно. Скорее всего, пробовал только однажды, я не думаю, чтобы Молли позволила ему больше, учитывая то, что она сама предпочитает готовить чай… Но я пила уже одну чашку с утра и мне понравилось. Магглы – ужасно изобретательные, папа тоже подобный чай покупает иногда, но папа предпочитает черный, а этот… да, кажется, зеленый. А пирожные моя мама пекла, она потрясающе готовит, так что давай ешь, тебе надо поправить здоровье!

Подавая Невиллу пример, Тонкс откусила кусок от своего пирожного и довольно закатила глаза.

- С орешками! Мама превзошла саму себя!

0



ONCE UPON A TIME ❖ SYMPHONY OF THE NIGHTLYLphotoshop: RenaissanceIlvermorny: Just One Yesterday Hogwarts. Our daysHarry Potter: SomniumBloodlust: Bend & BreakБесконечное путешествиеСолнце встанет, когда ты будешь чист разумом.
На форуме присутствуют материалы, не рекомендуемые для лиц младше 18 лет.