«HOGWARTS|PARALLEL WORLDS»
Every solution breeds new problems
Добро пожаловать на самый неканонический проект по книгам Джоан Роулинг. Рейтинг игры NC-17. "Неканоническая" в данном случае означает то, что мы берем отправной точкой события шестой книги, принимаем их во внимание, но наш мир строится каждым и зависит от каждого - произошедшее в личном отыгрыше событие может повлиять на сюжетный квест, а исход любого сюжетного квеста - перевернуть весь исход Второй Магической Войны.
сюжетная линия | список волшебников | faq по форуму
хронология | колдографии | нужные | акции

Astoria Greengrass, Daphne Greengrass, Oliver Wood, Elisabeth Turpin
СЮЖЕТНАЯ ВЕТКА «HOGWARTS|PARALLEL WORLDS»
ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ
В игре наступил май 1997 года.


Конец марта 1997 г. Хогвартс успешно отбил нападения Пожирателей смерти, потеряв не так много людей, как могло быть. Многие студенты и преподавали проходят лечение в Больничном Крыле и в больнице св. Мунго. Пожирателям смерти удалось скрыться, но оборотням повезло не так сильно - большинство из них были убиты. В Хогвартсе объявлен трехдневный траур.
Конец марта 1997 г. К расследованию о гибели Эммелины Вэнс и Амелии Боунс подключаются члены Ордена Феникса в лице Нимфадоры Тонкс и Билла Уизли. Благодаря найденным записям Вэнс становится ясно, что Вэнс и Боунс на самом деле не погибли, а погружены в загадочную магическую кому. Тела отправлены в больницу св. Мунго, где целители пытаются разбудить женщин.
Конец марта 1997 г. После нападения на Хогвартс Руфус Скримджер усилил охрану Министерства магии, банка Гринготтс и больницы св. Мунго, как возможные следующие цели для нападения. Авроры, участвующие в отражении атаки на замок представлены к наградам. Министерство назначило серьезные вознаграждения за любые сведения, связанные с преступной деятельностью, беглыми пожирателями смерти и местонахождением Темного Лорда.


ОЧЕРЕДНОСТЬ ПОСТОВ


Приглашаем всех желающих принять участие в праздновании Белтейна на первой в истории магической ярмарке в Хогсмиде!

Вы можете найти партнера для игры, посмотреть возможности для игры.

Hogwarts|Parallel Worlds

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts|Parallel Worlds » Неоконченные квесты » Место встречи изменить нельзя


Место встречи изменить нельзя

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://i99.beon.ru/savepic.su/4365289.gif

Luna Lovegood & Pansy Parkinson
октябрь 1992
Ох уж эти лестницы! Вечная проблема учеников младших курсов.
Случайная встреча людей полярно противоположных характеров. Во что она выльется?

Отредактировано Pansy Parkinson (2016-09-10 17:33:30)

0

2

Хогвартс — волшебная сказка, в которой она и не ожидала оказаться, громадина, которая кажется живой. Если остановиться в коридоре и прислушаться, можно, кажется, услышать, как дышит замок, едва заметно двигая каменной кладкой, как будто грудная клетка движется: вдох-выдох. Она любит это место — уже любит, несмотря на то, что провела тут всего ничего. Она любит все тут — и замок, и окрестности, и даже тех людей, что тут есть. Она не привыкла к тому, что вокруг их столько — живя дома, она почти не покидала свой дом на холме, пусть и знала, что поблизости живут и маги, и магглы. И даже на Диагон-Аллею они с отцом пошли вечером, когда там уже почти никого не было. Но тут толпы подростков, и первокурсников, как она, что бегают по коридорам, и более задиристых старшекурсников, которые, когда поблизости нет преподавателей, иногда даже хватаются за палочки, ссорясь. И Луна просто теряется в этой толпе, не может вырваться из этих потоков, лишь пытаясь держаться поближе к своим однокурсникам, ребятам с одного с ней факультета, чтобы не потеряться окончательно и добраться до нужного кабинета вовремя. Без них она бы совершенно не справлялась. Раскрашенная в разные цвета сумка на плече, ленточки в растрепанных косичках — она бегает из класса в класс между уроками, надеясь, что не сделает ничего, за что преподаватели будут сердиться, и что не опоздает, чтобы не пропустить ничего, что могло бы быть важно. А важно сейчас все — все, что говорят преподаватели, и строгая профессор Макгонагалл, и придирчивый профессор Снейп, и милый профессор Флитвик, который в первый же ее вечер тут угостил ее имбирным печеньем, и профессор Спраут, так влюбленная в свои растения, и даже профессор Локхарт, который, кажется, не может говорить ни о чем, кроме себя. Она любит Хогвартс, и уроки, и Темное Озеро, на котором никогда не видно волн, даже в ветреные дни, и особо — лес, возле которого пасутся странные лошади, которых будто бы видит только она. Рубеус Хагрид, местный лесник, позавчера сказал ей, поймав ее там, что их называют фестралами, и что странно, что она их видит, и еще более странно, что она приходит на них посмотреть, хотя большинству они кажутся отвратительными. Он не спросил, чью смерть она видела, хоть и сказал ей, почему фестралы становятся видимыми — она была ему за это благодарна. И, в ответ, тоже не стала об этом его спрашивать. Зачем? Если он захочет об этом рассказать, расскажет. Если нет — она не будет лезть в душу этому огромному человеку с грустными глазами.
Но сейчас в коридорах почти пусто. Сейчас занятия закончились, и почти все сидят в гостиных или в библиотеке, делая домашнее задание. Она уже сделала все, что ей задали, и ей не хочется сидеть среди остальных, пусть они ей и нравятся. Она хочет узнать как можно больше о Хогвартсе, об этой волшебной сказке, об этой дышащей громадине. Она хочет исследовать каждый ее уголок, узнать все ее секреты — чтобы школа стала ее великолепным сказочным дворцом, в котором она будет принцессой, как в маминых сказках, и, может, даже найдет тех существ, о которых ей рассказывал папа. И на носочках, чтобы не заглушать дыхание замка, она идет по коридорам, и подол слишком длинной мантии волочится за ней по полу, как бы она ни пыталась ее подобрать. Коридор, поворот, лестница, еще поворот, еще одна лестница — она хочет забраться как можно выше. И она сходит с лестницы, подходит к очередной двери, дергает ее, пытается открыть Алохоморой — там закрыто, как и на другом конце коридорчика, в котором она оказалась. Может, даже заперто заклинанием. Луна не отчаивается, не унывает — в конце концов, можно ведь спуститься обратно по той же лестнице, по которой поднялась сюда, и найти другой путь. А потом она напишет папе и расскажет ему, что нашла в Хогвартсе коридорчик, в который не войти и из которого не выйти, и зачем он нужен, неясно. И, мурлыкая песенку себе под нос, Луна снова направляется к лестнице, чтобы вернуться на этаж ниже. Только вот лестница ускользает прямо из-под носа, когда она уже тянет к ней ладошку, и перила вырастают прямо перед ней, не давая ей упасть. И она на миг надувает губки — надо же было так просчитаться! Ну что ж, значит, надо будет ждать ее возвращения в одиночку… или не совсем? Потому что, повернувшись, девочка, до того настолько ушедшая в собственные мысли, что едва видела, куда идет, чуть ли не нос к носу столкнулась с темноволосой незнакомкой примерно того же возраста. И широкая улыбка тут  же растянула ее губы.
- Извини, я чуть в тебя не врезалась, - она развела руками, мол, что тут поделаешь. - Ты видела, как эта лестница от меня сбежала? Теперь придется ждать ее тут… А ты куда-то торопилась, да? Потому что если да, то это, наверное, очень обидно - оказаться запертой тут, пока лестница не вернется.

+1

3

Хогвартс - второй дом.
С недавнего времени Пэнси поняла, почему многие величают магическую школу именно так. Это звучит высокопарно, возможно, даже немного пафосно, но, в отличие от остальных красивых фраз, которые в большинстве своем абсолютно бессмысленны, эта несла в себе нечто особенное, такое непривычное и одновременно родное сердцу, светлое и теплое.
Пэнси порой сама себе удивлялась, как это у нее в голове могли возникнуть подобные мысли(уж с ее-то характером!), однако никак объяснить себе этого не могла. Видимо, дело было в магии, но не в той, которая окружала девочку на протяжении всей ее жизни в семейном поместье. Эта магия - необыкновенная атмосфера, что заставляет каждый день сердце биться чаще, когда ты просыпаешься не в домашних холодных стенах, а в загадочных и мистических подземельях Слизерина. Она вызывает чувство эйфории и пьянящей свободы. Хотя возможно тут было все намного прозаичнее - в стенах Хогвартса Пэнси просто не ощущала на себе давление, которое оказывал на нее дома строгий отец, а о заморочках матери напоминали лишь письма, больше похожие на безвкусные приглашения на свадьбу, и на расстоянии эти самые заморочки не воспринимались так остро и не раздражали так сильно, как случалось порой в поместье.
Так вот, в один прекрасный день, девочка почувствовала, что возвращаться в огромный, но полупустой особняк у нее нет никакой охоты, даже во время перерывов между учебой. Ах, как жаль, что этого было нельзя избежать.

Что я делаю не так?
С этими мыслями двенадцатилетняя девочка шагала по лестнице, которая, по идее, должна была привести ее в библиотеку. Сегодня был последний день, когда Пэнси могла вернуть книгу по зельеварению, при этом уложившись в срок и никого не рассердив. Однако ее голова в этот момент была занята далеко не учебой.
Неизвестно, то ли звезды не так светили, то ли подходил к концу очередной лунный цикл, то ли в мире случилось что-то еще не шибко важное(однако обязательно раздуваемое человеком до масштабов общезначимого события), но Пэнси чувствовала себя не совсем... на своем месте. Это случилось с ней впервые с того самого дня, как она переступила порог магической школы. Но обо всем по порядку.
Так как Пэнси всегда знала, что не обладает никакими выдающимися талантами, а свое место под солнышком найти все же хотелось, с первого курса ею была избрана тактика - держаться поближе к так называемой "элите". Идея стара, как мир, не очень приятна и полезна для развития собственного "я", зато действенна на практике: при выборе правильного человека в качестве своего "покровителя"(в кавычках от того, что сам покровитель мог о своей роли и не догадываться) тебе обязательно перепадет хотя бы один лучик славы, если изберешь правильную манеру поведения.
Однажды вбив себе что-то в голову, сложно от этого отказаться - девочка так и продолжала действовать согласно своему плану, пока не пришла в тупик. Так она сама обозвала свое настоящее состояние. Тяжело было идти против самой себя, улыбаться тогда, когда надо, проглатывать смех, когда он неуместен и сглатывать слезы, когда те рвутся наружу после очередной подначки(которую нужно принять за остроумную шутку и просто несколько раз через силу хохотнуть!). Пэнси успокаивала себя тем, что всякая цель оправдывает средства, более того, ей даже удалось себя в этом практически убедить - у нее появились практически-друзья, неплохая репутация(по крайней мере, в пределах своего факультета), какой-никакой авторитет(громко сказано) и уверенность в завтрашнем дне. Пэнси вошла в раж, и ей стало нравиться то, что она получила в результате своего упорного(ни в коем случае не преувеличение) труда. Постоянная маска на лице, невозможность показать себя настоящую - все это, конечно, угнетало, но тут она себя чувствовала абсолютно точно лучше, чем дома.
Так что же сейчас случилось такого? Внезапная усталость накатила, словно цунами. Не от того ли, что она просто позволила себе выйти из своей привычной роли, оказавшись в одиночестве?
Хах, неважно.
На такие мелочи можно махнуть рукой. Главное лишь то, что здесь, в Хогвартсе, у Пэнси наконец появилось свое место. Не в этом ли счастье?
Как только обе ноги наконец встали на твердый пол, лестница, по которой Пэнси поднялась сюда, с характерным скрипом отъехала в другую сторону. Этот звук заставил девочку очнуться от своих мыслей и оглянуться. Однако последнее не чуть не помогло ей понять, куда она, собственно попала. Все это время она шла скорее на автомате, избрав за ориентир впереди идущего человека - девочку в форме Рэйвенкло с красивыми светлыми волосами, которая, как решила по умолчанию Пэнси, должна была идти с ней в одном направлении. Сейчас блондинка точно так же оглядывалась вокруг, едва ли представляя, куда ее завела коварная лестница. Обернувшись, девочка с Рэйвенкло наконец-то заметила слизеринку.
- А? Да ничего, - Пэнси прокашлялась. Она и не заметила намерение незнакомки врезаться в нее. Неизвестная девочка привлекла ее внимание - своей манерой речи, поведением, а так же непоколебимым спокойствием, с которым она объявила, что лестница от нее убежала. - Так странно... Никогда бы и не подумала, что лестницы могут бегать...
Впрочем, рассеянное состояние слизеринки - последствие невеселых дум - продлилось недолго. Понадобилось секунд десять, чтобы вспомнить, как нужно себя вести, и выражение лица приняло скучающий вид.
- А ты что, не знала, куда шла? - немного строго произнесла Пэнси. - Я шла в библиотеку и была уверена, что нам по пути. А в итоге, мы оказались здесь, - она с разочарованием посмотрела в сторону меняющих свое направление лестниц. Кто знает, может, их заточение здесь, на этом неизвестном островке, не продлится долго. Уж очень хотелось успеть попасть в библиотеку до ее закрытия. - Однако ничего не поделаешь. Придется либо ждать, либо искать способ выбраться. И я рада, - Пэнси осмотрела новую знакомую с головы до ног, - что оказалась здесь не одна. Вместе будет легче.
А возможно, и не будет. Судя по всему, ее подруга по несчастью оказалась довольно интересным кадром. Но попытаться стоило.
- У тебя есть какие-нибудь идеи, как выбраться отсюда?

+1

4

Она красивая — эта девочка, с которой они оказались тут вместе. У нее темные волосы, какие всегда хотела себе Луна, и лицо будто с картин, разве что почему-то она так капризно кривит губы… но, собственно, это ведь ее дело, как их кривить, разве нет? Луна разглядывает ее не больше пары секунд, но жадно вбирает каждую деталь, впитывает ее, будто губка. Изучает. Она изучает все вокруг, с тех пор, как оказалась тут, и всех вокруг, если есть возможность. И лишь затем, вспомнив, что пялиться некрасиво, она опускает взгляд, вслушиваясь в слова слизеринки — факультет нетрудно понять, глядя на галстук, и на этой девочке он серо-зеленый, в отличие от ее бронзово-синего. Знала ли она, куда шла?
- Не-а, - Луна мотает головой, чуть печально надувая губки на миг, затем пожимая плечами — универсальный жест, как ни крути. - Я на первом курсе и совсем не знаю Хогвартс, поэтому решила погулять и изучить тут все, раз уж уже вечер и тут нет никого, кто бы торопился на уроки, я же совсем не умею выбираться из толпы, когда она куда-то несется. Профессор Флитвик говорит, что замку уже больше тысячи лет и что тут даже Мерлин учился. Говорят, он учился на Слизерине. Ты, наверное, гордишься тем, что попала на тот же факультет, что и сам великий Мерлин? Я бы гордилась, но у нас его не было…
Она оглядывается вокруг, пытаясь понять, куда же все-таки они попали, но это место далеко от башни Рейвенкло и ей совершенно незнакомо. Она не была тут даже на уроках. И уж точно никогда не была заперта в каком-то закутке. Но отсюда хотя бы видно все остальное — стена хотя бы не затянулась между ними и лестницами, оставив балюстрадку, похожую на балкон. Красивый балкон. Луна кончиками пальцев пробегается по камню, выросшему будто из ниоткуда, чтобы помешать ученицам выпасть, если они попытаются вылезти наружу, чтобы поймать какую-нибудь не-к-ним-направляющуюся лестницу — если подобная мысль возникнет в их головах. Например, в ее голове возникло. А там как знать? Вдруг она не одна такая? Скорее всего она не одна такая, исправляет она себя. Не может быть, чтобы таких больше не было. Не может быть, чтобы она была такой вот… уникальной, как называл ее папа. Люди уникальны, но они похожи, вот что она вычитала совсем недавно. И каждая твоя черта может оказаться у кого-то еще. Каждая твоя мысль может прийти кому-то еще. Откуда ей знать, вдруг вот этой девочке она тоже приходит? Она явно старше — если бы они были обе на первом курсе, уже увиделись бы на занятиях или даже на церемонии распределения. Хотя последнее вряд ли — Луна так волновалась, перебирая мысленно факультеты и то, куда могла бы попасть, что еще чуть-чуть и пропустила бы собственное имя. А значит, оставались только уроки, и на них она ее не видела. Увидела бы — вряд ли забыла бы. Такие лица трудно забыть. Своеобразные. И красивые. А она умеет замечать красоту там, где ее не увидели бы. И умеет отличать красоту от подобий и пародий. Пусть ей и всего одиннадцать — ладно, скоро двенадцать, как она любит себе напоминать. Пусть на нее и глядят чуть косо, когда она сидит на подоконнике, разглядывая красивого жучка или пытаясь зарисовать в блокноте длинные, высокие коридоры Хогвартса, со сводчатыми, как в церквях, потолками. Она не очень хорошо рисует, правда, хотя сейчас хотелось бы сесть прямо на пол или на эту балюстраду высотой ей по грудь, и попытаться нарисовать эту девочку. Как знать, может, лет через пять ей захочется иметь такой вот свой портрет из детства? Папа говорит, люди меняются — что если этот появившийся на несколько мгновений капризный изгиб губ станет для нее привычным, и у нее больше не будут так красиво распахнуты глаза? Луне бы не хотелось в это верить, но она не отметает эту мысль как невозможную. Знает — возможно все. Ну почти все, за некоторыми исключениями.
- Профессор Флитвик говорил, нет никаких возможностей заставить лестницу вернуться к тебе, - она огорченно вздыхает, облокачиваясь на балюстраду и кладя подбородок на сложенные руки. - Есть вроде какое-то призывное заклинание, но его надо долго отрабатывать, ему учат только на пятом курсе, и оно не приманивает лестницы, а только предметы. Но я не знаю это заклинание и у меня нет никакого предмета, который можно было бы приманить, чтобы он вынес нас отсюда. Так что идей у меня нет…

+1

5

Некоторое время светловолосая девочка смотрит на слизеринку в упор. Пэнси молчаливо выдерживает на себе изучающий взгляд незнакомки и делает вид, что совсем этого не замечает. В последнее время она только и делает вид, что ничего не замечает.
Спустя пару секунд, девочка с Рэйвенкло качает головой. Как и у Пэнси, у нее совсем не было идей, как выбраться отсюда. Вместо этого она выдает тираду о Мерлине, который учился на Слизерине. Паркинсон ловит себя на мысли, что никогда до этого момента и не задумывалась о том, что она учится на факультете, где учился такой великий маг. То, что ее приняли на змеиный факультет, оставалось до этого момента для Пэнси как само собой разумеющееся. Вся ее семья училась здесь - мать, отец, брат... Она всегда воспринимала этот факт как какую-то данность, можно сказать, что ее судьба была в этом вопросе предопределена. Хотя, если так задуматься, попасть на Рэйвенкло - факультет ее новой знакомой - неплохая альтенатива. Факультет, где ценится прежде всего ум человека...
Пэнси туда не могла попасть по определению, свои умственные способности она никогда высоко не оценивала. В ее семье место женщины уже было определено, и ее ум совсем не имел никакого значения. Хитрость, изворотливость - это да, иначе в их обществе просто невозможно выжить, но ум...
Ее брат вполне мог попасть на Рэйвенкло, но, не изменяя традициям, пошел на Слизерин. Родители были довольны, династия коренных слизеринцев не прервана, а значит, жить можно спокойно.
- На каждом факультете был свой Мерлин, - задумчиво произнесла Пэнси, поправляя немного перекосившуюся юбку. - Ну, или будет. В любом случае, раз место еще вакантно, его можешь занять и ты, - девочка немного улыбнулась, буквально одними уголками губ, и еще раз осмотрелась. Она надеялась, что какая-нибудь еще заплутавшая лестница пришвартуется на их пустой этаж, однако пока не было видно ни одной, даже мимо проплывающей. - Кстати, если станешь новым Мерлином своего факультета, вспомни как-нибудь разок и про меня, - Пэнси лукаво улыбается. Вроде бы шутит, а вроде бы и нет. Она почему-то не умела широко и непосредственно улыбаться. Все время получалось как-то немного фальшиво. Как будто девочка постоянно что-то замышляла, и скрывала свой замысел за этой улыбкой. А непосредственность ей была несвойственна даже в самом раннем детстве. Тут сыграли свою роль либо особенности характера, либо особенности воспитания, а может быть и все вместе. В любом случае, не по вине самой Пэнси.
- Профессор Флитвик говорил, нет никаких возможностей заставить лестницу вернуться к тебе. Есть вроде какое-то призывное заклинание, но его надо долго отрабатывать, ему учат только на пятом курсе, и оно не приманивает лестницы, а только предметы. Но я не знаю это заклинание и у меня нет никакого предмета, который можно было бы приманить, чтобы он вынес нас отсюда. Так что идей у меня нет, - беловолосая девочка огорченно вздыхает, видимо, уже готовая сдаться, отпустить ситуацию и терпеливо ждать спасения.
- Нет, ну если сейчас нет идей, это не значит, что их не появится в ближайшее время, - в отличие от когтевранки, перспектива сидеть тут всю ночь не представлялась для Паркинсон очень радужной. Однако делать действительно было нечего. Чтобы скоротать время, Пэнси решила разузнать получше о своей новой знакомой. Беловолосая девочка, которая мыслила настолько необычно, заинтересовала слизеринку. К тому же, она ее до этого никогда не видела в Хогвартсе, ведь, встреться они, Пэнси никогда бы ее не забыла. Вокруг когтевранки царила своя, особая аура. Ее можно было бы назвать даже странной, но этот факт совсем не отталкивал Пэнси, а даже наоборот, притягивал.
- И как тебе твой первый год в Хогвартсе? - Пэнси снова обращается к своей подруге по несчастью. - Тебе все нравится? А как твоя семья отнеслась к тому, что ты учишься на Рэйвенкло? - последний вопрос особенно волновал слизеринку. Почему-то она не сомневалась, что родители беловолосой девочки - тоже волшебники. Однако большинство чистокровных семей ратует за то, чтобы их дети учились на Слизерине. Исключений было довольно мало. Все-таки аристократам был присущ символизм. А Слизерин в Хогвартсе, безо всяких сомнений, был определенным символом аристократизма, как бы это странно не звучало. Символ символом, однако сейчас уже прошло то время, когда на змеином факультете учились только чистокровные волшебники.

0


Вы здесь » Hogwarts|Parallel Worlds » Неоконченные квесты » Место встречи изменить нельзя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

LYLIlvermorny: Just One Yesterday Hogwarts. Our daysBloodlust: Bend & BreakБесконечное путешествие
На форуме присутствуют материалы, не рекомендуемые для лиц младше 18 лет.