«HOGWARTS|PARALLEL WORLDS»
Every solution breeds new problems
Добро пожаловать на самый неканонический проект по книгам Джоан Роулинг. Рейтинг игры NC-17. "Неканоническая" в данном случае означает то, что мы берем отправной точкой события шестой книги, принимаем их во внимание, но наш мир строится каждым и зависит от каждого - произошедшее в личном отыгрыше событие может повлиять на сюжетный квест, а исход любого сюжетного квеста - перевернуть весь исход Второй Магической Войны.
сюжетная линия | список волшебников | faq по форуму
хронология | колдографии | нужные | акции

Astoria Greengrass, Daphne Greengrass, Oliver Wood, Elisabeth Turpin
СЮЖЕТНАЯ ВЕТКА «HOGWARTS|PARALLEL WORLDS»
ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ
В игре наступил май 1997 года.


Конец марта 1997 г. Хогвартс успешно отбил нападения Пожирателей смерти, потеряв не так много людей, как могло быть. Многие студенты и преподавали проходят лечение в Больничном Крыле и в больнице св. Мунго. Пожирателям смерти удалось скрыться, но оборотням повезло не так сильно - большинство из них были убиты. В Хогвартсе объявлен трехдневный траур.
Конец марта 1997 г. К расследованию о гибели Эммелины Вэнс и Амелии Боунс подключаются члены Ордена Феникса в лице Нимфадоры Тонкс и Билла Уизли. Благодаря найденным записям Вэнс становится ясно, что Вэнс и Боунс на самом деле не погибли, а погружены в загадочную магическую кому. Тела отправлены в больницу св. Мунго, где целители пытаются разбудить женщин.
Конец марта 1997 г. После нападения на Хогвартс Руфус Скримджер усилил охрану Министерства магии, банка Гринготтс и больницы св. Мунго, как возможные следующие цели для нападения. Авроры, участвующие в отражении атаки на замок представлены к наградам. Министерство назначило серьезные вознаграждения за любые сведения, связанные с преступной деятельностью, беглыми пожирателями смерти и местонахождением Темного Лорда.


ОЧЕРЕДНОСТЬ ПОСТОВ


Приглашаем всех желающих принять участие в праздновании Белтейна на первой в истории магической ярмарке в Хогсмиде!

Вы можете найти партнера для игры, посмотреть возможности для игры.

Hogwarts|Parallel Worlds

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts|Parallel Worlds » Неоконченные квесты » fireflies


fireflies

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://sf.uploads.ru/M3fPb.gif

• 29 июля 1996
• Невилл Лонгботтом и Луна Лавгуд

We fell in love
On a summer breeze
On a bed of petals
Beneath our Dogwood tree

+1

2

Двадцать четыре часа перед знаменательной датой - днем Рождения - обычно очень выматывают человека. Совершенно выбивая из колеи, заставляют нервничать, суетиться, бегать, как загнанный в угол зверек, у которого единственный шанс спастись - преподнести хищнику жертву в виде громоздкой вечеринки. С алкоголем, быть может, не совсем явным, для ценителей; разумеется, недешевым, стоящим в целое человеческое существование на несколько месяцев или даже лет - одна бутылка. Должно быть много закусок. Чтобы зверь пришел, одобрительно похмыкал, смел все, не дав хозяевам даже притронуться к самому вкусному, и благосклонно с барского плеча оставит огрызки. Зверь любит развлечения и конкурсы, так что бедняжка еще с прошлого раза думает, чем бы попотчевать жаждущую азарта голову (да и не только) дорогого гостя. Хороший зверек с плохим чудищем еще и поработает свахой - ну, как свахой, куда менее корректно и безопасно для окружающих, особенно дам. День Рождения, таким образом, из разнообразных маггловских фильмов  и рассказах, выдаваемых подростками с небрежной гордостью за свое умение отжигать, составляется как нечто ужасное. Вроде паззла, который собирали не по картине и правилам, а кое-как, надавливая на детали, чтобы крепились. И сколько на него ни дуй - не развалится, намертво прикрепилось.  Многие не любят дни Рождения. Невилл же никогда над этим не задумывался. Они проходили как-то мимо него, никто особо не поздравлял лично, разве что потом, много позже, после каникул. Он и праздником это не считал - так, обведенное красным маркером число в календаре. Бабушка, конечно, по своему представлению о хорошем праздновании, пыталась порадовать внука. Он ценил. Но это было все же что-то не то.
Этот год разительно отличался. К ним вот уже сегодня должна была приехать Луна. И это такой светлый образ в памяти, что стоит вспомнить - немного кружится голова, как если долго лежишь на солнце, и танцевать хочется, и петь, и в груди спокойно и тепло. А сердце отбивает не обычный ритм, а нечто воздушно-хрустальное, хрупко -светлое, как "Золушка" Архиповского. Сегодня он должен постараться изо всех сил, чтобы она чувствовала себя хорошо здесь. В его доме. Мерлин! Надо учиться дышать заново.
Наверняка со стороны Невилл выглядел забавно, суетясь и проговаривая про себя очередные этапы из плана действий. Он все успевал, и, тем не менее, волновался едва ли не до дрожи в коленках; сказывалась, бесспорно, влюбленность в Луну. Но это было также первое совместное празднование чего-то с близкими друзьями, а не только с родственниками по крови, первое, по крайней мере, которое собиралось остаться в его памяти и осознавалось вполне целостно. Он знал и не знал, как вести себя. Что за дурень, в самом деле! Осталось только встать у зеркала в позу и пройтись картинно, покачивая бедрами и подмигивая отражению - хорош он будет, нечего сказать! В голове снова все мешается, во как тесто для пирога сейчас на кухне, и Лонгботтом предполагает, он больше разрушений приносит, чем реальной помощи. Сегодня днем идут последние приготовления. Удивительно, но никто из уже собравшихся домашних не осуждает Невилла, только смотрят с жалостливым пониманием. Это заставляет ежится и оглядывать место вокруг себя в надежде, что виновно нечто рядом стоящее, а не сам неловкий гриффиндорец.
С течением времени ему удается, к собственному удивлению, взять под контроль большую часть волнения. Уже немного темнеет небо, и красивыми завихрениями и узорами скоро брызнут на него, как со специальной щетки краски, звезды. Смешаются цветом с этой синевой, преобразятся - и ровно так, как им положено, будут сиять. Невиллу не терпится показать Луне закат. Они тут такие красивые, каждый раз разные, и он почти готов бежать за красками и зарисовывать - но вместо того сохраняет красоту в памяти, впитывает каждый миг, чтобы потом только по выражению глаз и восхищенной интонации те, кому он это расскажет, догадались о волшебной, зачаровывающей силе прекрасного, волнами свежего воздуха передающейся ему. Он стоит взволнованный, растрепанный, красный, и смотрит, и ждет. Он не знает, как появится Луна, не может ее предугадать; это волнительно и ощущается легко, как если бы он - вода в озере, гладкая голубая шелковистая ткань, и по нему идет волнующая рябь - от полета ли птицы, задевшей крылом, от жуков ли плавунцов, от колыхания ли чувств-рыбок в самой глубине его вод. Он чувствует: особенный день. Все, что рядом с ней - чудо.

Отредактировано Neville Longbottom (2016-10-17 21:37:29)

+2

3

Луна собирается неспешно - порхает по своему странному дому странной цветастой тропической птичкой, лишь волосы да кожа светлые-светлые, почти бесцветные, даже глаза кажутся яркими, пусть и нет в них цвета, лишь серость, серебристый туман, легкая предрассветная дымка. Длинная и широкая блуза нежного оранжевого цвета, напоминающего о закате, сине-зеленая юбка в пол, кажущаяся сотканной из морской воды, через которую пробиваются солнечные лучи, расшитая разноцветными цветами шаль, повязанная вместо пояса, и босые ноги - шлеп-шлеп-шлеп по дощатым полам. Звень-звень-звень - несется за ней перезвон браслетиков, нанизанных на запястья и лодыжки, и отец усмехается, мол, его дочурка похожа на цыганочку, загореть бы ей да волосы перекрасить, и можно по улицам бродить, предлагать погадать магглам и магам вперемешку. Луна смеется негромко - ну что она им нагадает? У нее нет способностей к прорицанию, гадалка из нее никакая. Хотя многим это не мешает, взять хотя бы ту же Трелони, о которой ходят слухи, что раз или два она что-то предсказала, но в основном редко когда она хоть что-то угадывает. Луне ее иногда даже жаль - профессор ведь видит, как посмеиваются многие студенты. Но сегодня ей не до жалости. Завтра у Невилла день рождения, и сегодня из своего странного домика на холме она отправляется прямо в Годрикову Лощину, к Лонгботтомам, к прелестной мадам Августе, всей ее многочисленной родне, и, конечно, самому Невиллу, при одной только мысли о котором хочется улыбаться, а почему, она и не знает. Не понимает. Может, ей это только предстоит понять?
Она собирается туда на две недели. Две долгих недели, за которые она успеет наскучить и надоесть всем. На этом настояла, кстати, сама мадам Августа - именно ее твердою рукою было написано письмо, после которого отец, побухтев для приличия о том, как все-таки быстро выросла его девочка, раз уже может во время каникул на пару недель куда-то без него умчаться, все же позволил ей туда отправиться. Ну да, раз уж сама миссис Лонгботтом, годившаяся в матери ее отцу, обещала присмотреть за его девочкой, как ему было не согласиться? И сейчас она порхает по дому, взмахи широких рукавов вместо крыльев, звон браслетов вместо птичьего пения, почти не касаясь пола бегает из комнаты в комнату, собираясь на эти две недели - вон там ее бусы, которые она сама сделала из найденных на побережье ракушек, а там ее балетки, а там самые любимые серьги из перьев, тщательно окрашенных ею в пурпурный цвет. До восьми часов не так много осталось, но она знает, что успеет собраться за это время. В конце концов, не так много вещей нужно на две недели, и главное уже покоится в ее расширенной отцовским заклинанием сумочке - подарок, аккуратно упакованный в коробочку горшок с росточком зубастой герани - невероятно редкой, между прочим, доступной только Хогвартсу и Мунго, и Мерлин знает, как ей пришлось постараться достать семечко, зная, как трепетно Невилл относится к растениям, особенно редким. А сверху на коробочку в сумку приземляются новые и новые вещи - юбка, блузка, еще юбка, сандалии - те самые, которые она купила в июне в Швеции... Когда часы бьют восемь, она летит вниз по лестнице, подхватив сумочку, сунув ноги в стоптанные лиловые балетки, расцеловывает отца в обе щеки, обещая ему, что будет в порядке, раз, наверное, двадцать, и прыгает в огонь сразу, как кидает туда горстку летучего пороха - пламя едва успевает стать зеленым.
Ее выплевывает в уютную небольшую гостиную, где сидит удобно в явно мягком кресле миссис Лонгботтом, тут же улыбающаяся ей - а ведь еще в начале этого года, завидев эту строгую леди, Луне казалось, та никогда ей не улыбнется. И нескольких реплик - краткого обмена любезностями - достаточно для того, чтобы ей указали путь в сад, куда она почти вылетает, все той же цветастой странной тропической птичкой, с почти соскользнувшей с волос алой атласной лентой - рубиновой полосой на платине, играющей всеми оттенками в свете закатывающегося солнца. Невилла она видит почти сразу - он стоит недвижно, смотрит куда-то, будто ждет, что она появится из ниоткуда, соткется прямо перед его лицом из дуновения ветерка, солнечных лучей и парочки нарглов, решивших поиграть с ним. Но она не умеет так, ей приходится путешествовать, как и всем остальным, и ей неоткуда появиться, кроме как из дома - поэтому она подходит, неслышно ступая по траве, будто и не касаясь ее теперь уже обутыми ступнями, крадется, чтобы не звенел ни один браслетик, ни на лодыжках, ни на запястьях - и привстает немножко на носочки, чтобы дотянуться, и закрывает ладошками ему глаза, тихонько фыркая, чтобы не был понятен ее голос. Чтобы он угадал, кто это.

+1


Вы здесь » Hogwarts|Parallel Worlds » Неоконченные квесты » fireflies


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

LYLIlvermorny: Just One Yesterday Hogwarts. Our daysBloodlust: Bend & BreakБесконечное путешествие
На форуме присутствуют материалы, не рекомендуемые для лиц младше 18 лет.