ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ

Приветствуем вас на Hogwarts|Parallel Worlds,
ролевой по серии книг Дж. Роулинг "Гарри Поттер"!
Рейтинг игры NC-17.

НАВИГАЦИОННЫЙ СПИСОК











РАБОТНИКИ КУЛЬТУРЫ

Astoria Greengrass, Daphne Greengrass, Aurora Sinistra, Bill Weasley, Elisabeth Turpin

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА:
Свежие новости ожидают вас в выпусках нашей газеты



ИГРОВЫЕ МОМЕНТЫ
В игре наступил апрель 1997 года.

Ряженный - Remus Lupin
Проверка, 1 - Bellatrix Lestrange
Проверка, 4 - Rabastan Lestrange
Проверка, 5 - Alistair Porter
Поиск убийц - Sturgis Podmore
Двое: я и моя тень - Elisabeth Turpin/Hermione Granger


ВЫ ВИДЕЛИ ЭТИХ ВОЛШЕБНИКОВ?

Ron Weasley, Millicent Bulstrode, Blaise Zabini, Aloisia Marwood, Romilda Vane, Daisy Fawcett, Alastor Moody, Lucas Parkinson, Arabella Brocklehurst

РАЗЫСКИВАЮТСЯ

5 ВЕЧЕРОВ



ЛУЧШИЙ ИГРОК



ПАРОЧКА ФОРУМА



ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД



ГЛАВНЫЙ АКТИВИСТ



ЦИТАТА НЕДЕЛИ

... [цитата] ...

читать еще больше цитат

ЛУЧШИЙ ПОСТ НЕДЕЛИ

Проще говоря, мы хотя бы проливаем кровь других людей не своими руками, а опосредованно, через настоящих Пожирателей с настоящей Меткой. Мы даем им деньги, оружие - все, что они только захотят и что им будет нужно для уничтожения других, но на самом деле мы ничем не лучше их. читать продолжение в квесте "С полуслова"

Hogwarts|Parallel Worlds

Объявление



ЛЮБОЙ МУЖСКОЙ ПЕРСОНАЖ ПРОХОДИТ ПО ПРОБНОМУ ПОСТУ. ПОДРОБНЕЕ СМ. МУЖСКАЯ АКЦИЯ: СУДЬБА ПОМОГАЕТ СМЕЛЫМ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts|Parallel Worlds » Всевозможные волшебные вредилки » Книга II. Глава II. Ряженный


Книга II. Глава II. Ряженный

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

ГЛАВА II. «РЯЖЕНЫЙ»
http://funkyimg.com/i/2fkUU.png
От старой знакомой давно нет вестей, и Дамблдор отправляет Ремуса Люпина проведать Батильду Бэгшот - знаменитого историка магии двадцатого столетия, по учебнику которой занимались и занимаются ученики Хогвартса. В доме в Годриковой впадине Ремус находит окровавленный труп женщины, что весьма некстати, так как на месте чужого преступления появляются сотрудники Аврората.
Примечание: порядок постов будет уточняться ГМ.
Место и время: дом Батильды Бэгшот - Аврорат, 4 апреля 1997 года;
Участники квеста: Remus Lupin, Nymphadora Tonks, Sturgis Podmore, Gawain Robards, Alistair Porter, Robert Savage

0

2

Орден Феникса всегда сулил неприятности всем, кто в него вступает. Стал членом Ордена – готовься ко всему. Это аксиома. Никогда не знаешь, чего можно ожидать, более того, никогда не знаешь, доживёшь ли до завтра. Вдруг каким-нибудь особенно резвым Пожирателям Смерти захочется развлечься. А там и глазом моргнуть не успеешь, как окажешься на земле, истекая кровью.
Именно поэтому Орден никогда не удивляла пропажа людей. Так бывало часто, кто-то просто не возвращался. Это пугало, это заставляло расстраиваться, лить слёзы, злиться, но не удивляться. Каждый раз посылали кого-то на поиски, а остальные просто надеялись, что ищущий вернётся не с бездыханным телом. Хотя, даже бездыханное тело лучше, чем полная неизвестность.
Ч неизвестностью вообще отношения были крайне сложные. Никто не желал не знать чего-то. Именно поэтому, стоило кому-то вдруг исчезнуть, потерять контакт, орденовцы оперативно проверяли, что послужило причиной внезапной пропажи.
На этот раз на связь не вышла Батильда Бэгшот. Знаменитый историк, имя которого на слуху у каждого, кто учился в Хогвартсе. А многие из тех, кто был в первом составе Ордена Феникса, знали женщину лично. Нельзя было заявлять, что Бэгшот была ярым активистом Ордена, но все знали, что она верна Дамблдору и является надёжным союзником. Именно она была с Поттерами чаще остальных перед их смертью.
Что было с Батильдой после окончания Первой войны Люпин не знал. Ремус вообще выпал из жизни Магической Британии на долгие двенадцать лет. Но когда Дамблдор объявил о том, что женщина уже достаточно давно не выходила на связь, Люпин сразу согласился отправиться к ней и проверить, в чём дело.
Годрикова впадина выглядела так же, как её запомнил Ремус. Он помнил каждую улочку и каждый дом. Когда-то он часто бывал здесь, у Лили и Джеймса. Но Поттеров больше нет, и теперь Люпин старался не смотреть по сторонам. Это причиняло боль, далёкую, ноющую, будто бы старый шрам болел на плохую погоду. Вроде бы терпимо, но приятного всё равно мало.
Даже глядя себе под ноги, мужчина понимал, где он. Да завяжи ему глаза, он без труда дойдёт в любую часть городка. Стараясь не думать, что здесь, совсем рядом, стоят могилы друзей, Люпин шёл всё быстрее и быстрее. Нехорошее предчувствие не давало покоя, заставляло то и дело оглядываться. Конечно, едва ли он вызывал подозрение. Разве что у Пожирателей, если таковые тут засели, но никак не у жителей Годриковой впадины.
Вскоре Люпин оказался у нужного дома, и мёртвая тишина лишь усиливала чувство тревоги. Открытая дверь не стала для Ремуса утешением. Крепко перехватив палочку, мужчина медленно скользнул в дом, стараясь не шуметь. Была маленькая вероятность, что Батильда просто ушла, а дверь забыла закрыть. Но верилось в такое стечение обстоятельств очень слабо.
Остановившись в тёмной прихожей, Люпин прислушался. Ничего. Ни единого звука. Лишь половицы слегка поскрипывали под ногами оборотня, когда он медленно прошёл дальше.
Люпин даже успел подумать о том, что следовало взять с собой кого-то… второго. Кого угодно, лишь бы был человек, способный прикрыть спину в случае чего. Но едва Ремус достиг гостиной, такой же тихой и безжизненной, как все мысли из головы улетучились, и он сорвался с места, подбегая к телу. Мёртвому телу.
Хватило нескольких секунд, чтобы понять, что Люпин стоит в луже крови. Тело Бэгшот было, мягко говоря, в ужасном состоянии. Сейчас Ремус не мог даже определить, что именно делали с женщиной, чтобы это выглядело так… так… Чтобы это выглядело так.
- Мерлин всемогущий… - шепнул в пустоту Люпин, касаясь холодной руки Бэгшот, но никакой Мерлин тут помочь уже не смог бы.
Где-то внутри закипела злость, и Ремус стиснул зубы, с горечью закрыв остекленевшие глаза убитой. Он не сразу понял, что и на его руках уже была кровь хозяйки дома. И на миг Люпин подумал, что ведь он действительно может запятнать свои руки кровью, разорвав кого-нибудь в ночь полнолуния.
Мужчину передёрнуло, и он сильнее сжал в руке палочку. Не стоило тут задерживаться. Нужно отправить сообщение Дамблдору.
Но прежде, чем заклинание патронуса сорвалось с губ Ремуса, он услышал, как кто-то, судя по звуку – несколько человек, заходят в дом, отрезая ем путь отступления.
Должно быть, он отлично выглядит. Оборотень. Рядом с растерзанным, окровавленным телом. И руки в крови.

+5

3

Вступая в Аврорат, Тонкс знала, на что шла. Ей нравилась мысль о том, что придется охотиться на Пожирателей Смерти, сражаться с ними, неизменно побеждая, ходить по лезвию бритвы… В столь юном возрасте не верится в смерть, не верится в боль, не верится  в войну. Тонкс поступила в Аврорат, твердо уверенная в том, что уж скучно ей точно не будет.

Однако на данный момент Дора не отказалась бы именно от скучного размеренного дня за бумажной работой.

Вызовы в Аврорат поступали очень часто. То и дело находились трупы магглов или не слишком чистокровных волшебников, и, естественно, без авроров обойтись было невозможно. Тонкс устала, вымоталась, к тому же, после пропажи Люпина частично потеряла дар метаморфа, поэтому выглядела далеко не лучшим образом – растрепанная, синяки под глазами и взгляд такой усталый, каким никогда ранее не был. Больше всего Нимфадоре хотелось спрятаться в объятиях Ремуса или отца, но они с отцом каждый были слишком заняты, а Ремус… о нем Тонкс старалась не думать, и так на душе хреново.

С тех пор, как оборотень отправился в логово себе подобных по приказанию Дамблдора, они не общались. Тонкс понимала, что это невозможно, полностью отдавала себе в этом отчет, и все же безумно скучала. Сначала она плакала в подушку и грызла наволочку, но потом перестала по вполне очевидным причинам – засыпала, едва голова касалась постели. Работа оказалась лучшим лекарством от душевных страданий. Благо, Тонкс спала без снов, за что благодарила Мерлина – не хватало ей еще сновидений, и наяву все слишком плохо.

Очередной день в Аврорате начался с того, что Дора разбирала документы, и надеялась провести так весь день, пока ее не тронули за плечо. Робардс. Тонкс предприняла попытку спрятаться под столом или притвориться кактусом, но у нее не получилось.

- Вызов, Тонкс, - сказал начальник, и метаморфиня скорчила рожицу, явно отображающую все то, что она думает об этом вызове. И только потом заинтересовалась – не каждый день что-то случается в Годриковой Впадине.

Аппарировав вместе с остальными, Тонкс вскинула палочку на прицел, готовая сражаться и защищаться, но Пожирателей Смерти вокруг не наблюдалось. Только дом старухи Батильды Бэгшот, по учебникам которой Дора в свое время познавала историю магии. В самом деле, не мистера Бинса же слушать…

Стараясь держаться рядом с Гавейном – какой-никакой, а союзник, - Тонкс вошла в дом. Вошла последней, стоя за спинами мужчин. Но все равно увидела того, кого никак не рассчитывала увидеть.

Ремус!

Тонкс захотелось кричать и обнимать его, но она сдержалась, потому что ее взгляд упал на окровавленный труп женщины – вернее, того, что осталось от ее тела. Тошнота подступила к горлу, и девушка прикрыла рот ладонью, борясь с оной.

У Люпина на руках была кровь.

Нет, быть не может. Даже в страшном сне она не поверит, что Ремус может убить. Он просто оказался в неподходящее время в неподходящем месте. Да, Люпин – оборотень, да, без зелья он не помнит себя, но… Нимфадора не верила, что этот труп – его работа. А то, что кровь на руках… ну не на зубах же, в самом деле!

Но это она одна так непоколебимо уверена в Ремусе. Если бы она пришла сюда одна! И если Портера Тонкс могла легко уболтать, то присутствие Робардса рушило все. Подозрения падут на Люпина. Не могут не пасть. Он – оборотень, и именно потому многие ему не доверяют… только потому, что он болен! От такой несправедливости Дора всегда приходила в ярость. Вот и сейчас кончики ее волос покраснели – Ремус рядом, как бы там ни было. Дар потихоньку возвращался.

Тонкс выразительно посмотрела на появившегося в помещении Подмора, но промолчала. Она просто не знала, что сказать. Ей хотелось то плакать, то смеяться, то бить тарелки… Но она просто стояла чуть позади троих коллег и крепко сжимала волшебную палочку в ладони.

Отредактировано Nymphadora Tonks (2016-08-18 14:22:17)

+4

4

Проверять Бэгшот отправился Ремус.
К этому не привыкаешь – каждый раз идешь с некоторой надеждой, что человек просто закрутился, забыл, или какая несерьезная проблема отвлекла, и поэтому он не дал о себе знать. Но опыт и логика неустанно подсказывали, что так не бывает, нет, в Англии девяносто седьмого люди пропадают с горизонта только по одной причине. Всё казалось повторной перемоткой старой плёнки – достаточно сохранившейся, чтобы можно было узнать известные схемы. Наверное, это и было хуже всего. Точно знать, что ты можешь увидеть, если человек не исчез совсем.
Стерджис отправился сразу после. Может, Дамблдору показалось, что тогда Стерджиса отпустит чувство бесполезности. А может, ему просто было всё равно – помехой бы Стерджис не стал. Хоть какая-то деятельность. Мрачного характера? Сейчас в Ордене не бывает иначе.
Годрикова впадина была одним целым напоминанием об отрезке времени, которое, казалось бы, закончилось и никогда не повторится. От домов веяло фальшивым спокойствием, но это было то спокойствие, которое больше напоминает о заброшенности. Будто бы тут всё остановилось и никто больше не живёт. Обманчивое впечатление услужливо подпитывали воспоминания. Стерджис часто тут бывал - и с друзьями по Ордену в том числе, еще в самом начале, когда всё казалось важным, но не настолько серьёзным. Но двадцать лет назад было славно ощущать себя борцом с ясной целью, а сейчас Стерджис стоял перед домом Бэгшот, не зная, зайти ли внутрь. Ремус, наверное, уже там; а пока можно быстро обойти дом. Сад тут сильно разросся. Каменная дорожка была разбита, а уход был заметен только в небольших кустах у самого входа. Верно, старой колдунье большего и не нужно было. Шаг в сторону, и приходилось идти по мягкой траве, цепляясь мантией за сорняки. Стерджис дошел до заднего дворика, но всё было... Спокойно. Дверь, ведущая из дворика в дом, вся выцвела и облупилась, но ей явно регулярно пользовались. Листья плюща, который взобрался по стене до второго этажа, едва покачивались на ветру.
Хлопок - не один человек, двое как минимум, значит, это не Ремус - Стерджис замер с палочкой наготове и прислушался. Голосов не слышно, никакие звуки к нему не приближались - наверное, люди зашли внутрь. Кто бы это ни был... Ремус всё еще должен был быть в доме. Очень хотелось надеяться, что он со старушкой просто распивает чашку чая, но даже в таком случае внезапные гости (а сам-то!) были некстати. Стерджис взмахнул палочкой - дверной замок повернулся. Старые механизм ожидаемо заскрипел, и Стерджис вошёл в дом. Тихими шагами он пересёк тёмную кухню, и уже из небольшого коридора между кухней и гостиной заметил фигуры людей. Он даже не накинул чары невидимости. Просто по инерции, со все усиливавшимся тяжёлым чувством внутри - как будто пустота имела вес, - Стерджис вошел в гостиную. Взгляд сразу опустился к красному пятну, и пустота пропала. Всё было конечно и ясно. Батильда Бэгшот мертва.
Стерджис быстро взглянул на Ремуса (тёмный красный упорно кричал о себе в поле зрения) и сразу на людей позади него. Блеск, авроры, отличная компания. Лица знакомые, но от этого не легче. Тонкс тут мало чем поможет - они, вроде как, даже не должны быть знакомы для людей вне Ордена. Аврорат - официальные хранители правопорядка; Орден же - подпольная организация. Тут по определению совместная работа не предполагалась. Как, не выдавая себя, объяснить главе аврората, что и они, и Ремус со Стерджисом оказались на месте убийства одновременно?
- Как хорошо, что вы появились. Мы только что обнаружили беднягу, - как подавить эту отстранённость в голосе? Ремус выглядит странно, запачканный кровью, и в доме так тихо, и никакого взлома, и никаких волшебных меток. Только известный министерству оборотень и человек, недавно отсидевший в Азкабане за взлом Отдела Тайн. Что-то подсказывало, что Робардс  начнёт свой разговор не с презумпции невиновности.

+5

5

Для происшествия в Годриковой впадине день был слишком полон неоднозначных совпадений.
Робардс с недоверием посмотрел на предложенные координаты, затем на тех, кто находится в отделе, и впервые с начала сентября захотел вернуться в Хогвартс. Малодушно, но интуиция подсказывала, что в Годриковой впадине ничего хорошего авроров ждать не может априори. И еще этот мальчишка... Робардс кинул недовольный взгляд в сторону Портера. И почему его не отдали тому же Долишу? Он-то проштрафился за прошлый год не меньше.
Мечты-мечты.

- Портер, - он сунул своему горе-напарнику координаты, переписанные на листок, и следом отправился в сторону Тонкс.
На Долиша и Праудфута вызов пришел пятнадцать минут назад, и она еще не вернулись. Выбрать кого-то посерьезнее и по опытнее этих двоих Робардс не мог.
- Вызов, Тонкс, - сказал он и вернулся к себе, чтобы еще раз взглянуть на место. По всем параметрам вырисовывался дом Батильды Бэгшот. Брови Робардса удивленно взлетели вверх, но он никому ничего не сказал и аппарировал на место.

Робардс аппарировал первым, с палочкой наготове, что сразу отразить нападение, но вокруг было спокойно, и когда к нему присоединились Тонкс и Портер, он распахнул дверь дома, откуда сразу же ударил ни на что не похожий запах мертвечины. Поморщившись, Робардс сделал волевой шаг внутрь и увидел, что над растерзанным телом старушки, и это еще мягко говоря, стоит никто иной, как Ремус Люпин, оборотень, которого Дамблдор несколько лет назад рискнул пристроить на работу в школу.
В руке оборотня была палочка, которую, как показалось Робардсу, тот намеревался пустить в ход. Цель этого действия оставалось неизвестной, но ждать результата не очень-то и хотелось, поэтому Робардс нацелил палочку на Люпина и мерно произнес:
- Аврорат, опустите палочку на землю и заведите руки за спину.
Руки оборотня были в крови, но Гавейн, не поддаваясь легкому пути обвинения, вспомнил, что до полнолуния еще далеко. Поэтому либо это было неудачное и зачем-то чрезвычайно жестокое убийство, либо кто-то оказался не в то время не в том месте. И тогда уже рождался другой вопрос - зачем. Что привело оборотня или кто привел оборотня в дом убитой Батильды Бэгшот?
Поразмышлять над этим вопросом спокойно Робардсу не дали.

Из тени комнаты вышел волшебник, в котором Гавейн не без удивления узнал Подмора, отсидевшего не так давно в Азкабане за попытку проникновения в Отдел Тайн. Вот уж провокационная компания. Осталось только найти в подполе Сириуса Блэка, и всех троих можно закрывать в тюрьме, не предъявляя обвинений.
- Не советую делать резких движений, - по доброте душевной предупредил Гавейн. - Тебя, Подмор, это тоже касается, палочку на землю, - поверить в то, что они только что обнаружили беднягу было несложно, хотя - улики на лицо и при желании расследование можно не вести. - Портер, забери, - кивнул Робардс напарнику. Потом проверят палочки уже у себя, на последние заклинания.

По-хорошему они должны осмотреть тело, но Робардсу, у которого уже разболелась голова от жуткого запаха, даже не хочется к нему притрагиваться. Даже издалека было видно, что старушку разодрало какое-то животное. Или же кто-то очень старался подделать убийство под нападение животного - мало ли умельцев среди сбежавших из Азкабана Пожирателей Смерти.
- А теперь объясняйте, что вы оба здесь делаете, - сказал Робардс, внимательно глядя на Люпина и опуская палочку. Не захотят говорить - придется арестовать до выяснения обстоятельств, закон есть закон.

+5

6

Теперь, когда у Алистера появился напарник, его стали отправлять на задания. Теперь он под присмотром был, как-никак. Да еще под каким присмотром. Ал никак не мог найти никакого мало-мальски рационального объяснения решению Робардса взять его в напарники. Чем дольше они работали вместе - тем сложнее становилось ответить на этот вопрос. Предположений Портер строил много, но ни одно из них не подходило. Кажется, фактический глава Аврората не очень-то рад был возиться с неопытным новичком и воспринимал его как божеское наказание. Но зачем тогда его в напарники-то брать? Странно это как-то.
Портер не питал особых иллюзий насчет работы в Аврорате: он прекрасно знал, на что подписывается. Еще и время не самое спокойное, поэтому проблем у мракоборцев стало только больше. Тем не менее, столь резкая смена деятельности слегка ошарашила молодого человека. Еще недавно он бумажки перекладывал в отделе, а теперь пропавших людей ищет. И впервые за несколько месяцев он испытал к бумажной работе и бюрократической волоките нечто похожее на теплые чувства.
Впрочем, особо долго Алистеру в тот день размышлять о мотивах своего начальника и особенностях работы в Аврорате не довелось.
Кому-то является муза, кому-то - феи. Каждому свое. А вот Алу явился Гавейн Робардс не в самом лучшем расположении духа. И вместо карты сокровищ или вдохновения принес координаты очередного места вызова.
- Портер, - лаконично сказал начальник и ушел.
Алистер аппарировал в указанном направлении, держа палочку наготове. Рядом с ним оказалась Тонкс, а Робардс уже прибыл и дожидался их двоих.
Годрикова впадина? Что ж тут стрястись-то могло?
Они вошли в дом.
Хозяйка дома была мертва. Причем убита она была с особой жестокостью. Складывалось ощущение, будто тело несчастной старушки старались как можно сильнее истерзать. Зрелище было просто ужасное. Кто и зачем мог такое сделать?
В доме было еще двое людей. Одного из них Портер знал. Стерджис Подмор. А вот личность второго была Алистеру неизвестна. Однако тот факт, что незнакомец был в крови, явно играл не в его пользу.
- Портер, забери, -  Робардс отдал распоряжение взять у непрошенных гостей палочки.
- Вас понял, - Алистер подчинился приказу и сделал то, что ему сказали.
Стоя с палочками подозреваемых в руках, Ал задумался.
На первый взгляд тут и думать нечего. Вот они, преступники, хоть сейчас за решетку сажай. Явно явились замести следы своего злодеяния и убрать тело.
Однако Алистера, как человека, годами негласно сотрудничавшего с Пожирателями по требованию отца, такой расклад настораживал.
Все как будто бы слишкои просто. Слишком чисто сработано.
Ал прекрасно знал, как решаются такие дела. Для того, чтобы предоставить аристократам деньги и влияние, приспешники Темного Лорда использовали далеко не самые честные методы. Преступления совершались, но необходимо было отыскать виновных. И Пожиратели их находили. Подставить неугодных людей или даже случайных свидетелей было делом техники.
Эти двое могли просто оказаться не в то время не в том месте, на худой конец. Хотя что им было нужно здесь и сейчас, непонятно. Место, мягко говоря, мало для увеселительных прогулок подходило.
Иными словами, подозреваемые могли с равной долей вероятности оказаться как преступниками, так и невиновными.
Вопрос лишь в том, что эти двое будут делать дальше. Ну, и что в ответ предпримет глава Аврората.

+4

7

«Идиот. Ты просто идиот, Люпин…» - билось в голове, когда в гостиной оказались работники аврората. И если бы просто работники! Так там была Тонкс. Тонкс, которая сейчас смотрела на него столь пристально, будто пыталась прочитать мысли. И это Люпину не нравилось. Что бы там ни было, они не должны быть знакомы. Для всех работников Министерство Нимфадора должна была делать вид, будто всё, что она знает о нём, Ремусе – это то, что он оборотень, стоящий на контроле Министерства. И на контроль он встал сам. Интересно, ему это зачтётся?
«Лучше бы Пожиратели!»
Но если бы на этом заканчивались неприятности… За спинами авроров он заметил Подмора. И вот его он вовсе не ожидал там увидеть. Более того, даже ему не стоило говорить работниками Министерства, что знаком с Ремусом. Во всяком случае, близко знаком. Это было чревато последствиями, но не успел Люпин переключить всё внимание на себя, как Стерджис уже использовал «мы», И Ремус с трудом себя сдержал, чтобы не возвести глаза к потолку. Он себя решил потопить?
В конце концов, Люпин ещё не запятнал себя ничем противозаконным, а у Подмора уже были проблемы, пусть и не по его вине. И сейчас он рисковал знатно отхватить. Вот именно в такие моменты очень не хватало Дамблдора.
Пытаясь показать взглядом и Тонкс и Подмору, чтобы они помалкивали, Ремус принял единственное, по его мнению, верное решение. Если уж и отправляться в Азкабан, так других за собой он не потащит.
Спокойно отдав палочку подошедшему пареньку, Люпин невозмутимо посмотрел на мужчину, стоящего во главе процессии авроров.
- Я очень рад, что наши доблестные авроры соизволили явиться на место преступления, - начал он, стараясь, чтобы руки были на виду. И хотя палочку он отдавать ужасно не хотел, пока было рано сопротивляться. Хотя пути отхода Люпин уже рассчитывал. Благо, дом он знал лучше каждого, кто здесь был.
- А то, вот, видите, вашу работу выполняем. Такой человек погиб, - на самом деле потеря была большая. Во всяком случае, для Ремуса. Он знал Батильду, знал её доброту и трепетную любовь к малышу Гарри. Знал её преданность Ордену и помнил чаепития, ещё с живыми Поттерами. – Рваные раны, палочки её я не вижу, хотя, возможно, закатилась куда. Тело…
Люпин осёкся. Он и сам не понимал, зачем говорит всё это, но интуиция, а может быть, волчье чутьё, подсказывало, что нужно что-то говорить. Если он будет молчать, то будет хуже. Позиционировать старушку Батильду как «тело» было ужасно. И Люпин быстро сглотнул, продолжая.
- … пролежало тут больше суток. Даже странно, что никто не заметил. Раньше в Годриковой Впадине люди были гораздо внимательнее. Благо, хотя бы кто-то, - он махнул в сторону Стерджиса. Пусть лучше думают, что Подмор полез сюда именно за ним. – Что-то заметил. Хотя, возможно, заметили меня. Но я особенно не прятался. И драться с вами не собираюсь.
Люпин собрал в кулак все силы и терпение, чтобы не сорваться прочь отсюда, от взгляда Тонкс, от нацеленных в него палочек. Он не знал, станут ли все эти люди разбираться, виновен ли оборотень в том, что его обнаружили рядом с растерзанным телом.
Но внешне Ремус был совершенно спокоен, разве что руки начинали дрожать, едва взгляд натыкался на труп, который совсем недавно был надёжным и хорошим человеком. Всё ещё держа руки на виду авроров, оборотень вздохнул, опускаясь на корточки и разглядывая Бэгшот. Что-то в ранах не давало ему покоя. Они точно были нанесены зверем, животным, или же кто-то это сымитировал, очень качественно, надо признать. Но это не были клыки оборотня, волка или собаки. Нет, семейство собачьих так не кусает.
Люпин даже хотел начать говорить об этом, но подумал, что данные слова будут выглядеть, как оправдание или попытка выкрутиться.
Глядя на окровавленное тело, Люпин уже думал, как, в случае экстренном, им можно будет отсюда уйти. Тонкс ловить не станет, Стерджис, Ремус верил в это, без вопросов последует за ним, если не хочет обратно в Азкабан. Тот парнишка, что помладше, Люпина не особенно напрягал, а вот тот, что первым заговорил… Он определённо представлял опасность, хотя при желании и с ним можно справиться. Правда, это автоматически сделает их беглецами, вынужденными прятаться от Министерства, но это лучше, чем дементоры.

+4

8

Тонкс старалась лишний раз не смотреть на истерзанное тело Батильды, потому что не хотела, чтобы ее вырвало на глазах у всех присутствующих. Тонкс старалась лишний раз не смотреть на Ремуса и Стерджиса, понимая, что для Робардса и Алистера они не должны быть знакомы. Гавейн знал, что Дора состоит в Ордене Феникса, но она все равно не хотела подставлять товарищей под удар – делала вид, что видит их впервые, и просто стояла сзади, все так же зажимая рот ладонью и крепко сжимая палочку. Тошнота шевелилась в районе горла. Столько крови… и этот запах, свидетельствующий о том, что тело несчастной старушки лежит тут уже некоторое время.

Так что Дора смотрела себе под ноги, пока Алистер отбирал палочки у Люпина и Подмора, проклиная себя за свою беспомощность. Они ведь даже глазами с Ремусом не встретились – он просто оборотень под контролем Министерства, она не должна показывать своих чувств – а сдерживаться Тонкс ненавидела.

Она лишь надеялась, что ее начальник окажется благоразумен и поймет, что в смерти Батильды виноваты Пожиратели – кто же еще? Среди них тоже есть оборотни. Сивый, к примеру. А до полнолуния еще далеко – посчитала Дора. С недавних пор у нее вошло в привычку отслеживать лунные дни.

Хорошо, что Ремус заговорил. Он всегда умел находить нужные слова, видимо – природный талант. И должен ведь кто-то говорить – не пялиться же друг на друга и на труп? Труп, пролежавший здесь больше суток…

Тонкс пулей вылетела из дома Батильды. Вдох-выдох. Завтрак так и просится наружу, но Нимфадора сдерживается, сглатывает, считает до десяти… Она видела и не такое. Она видела убитых, изнасилованных, замученных, истерзанных, видела то, что оставляет после себя ее дражайшая тетушка Беллатрикс, так почему сейчас не может перенести вид и вонь мертвого тела?

Перед глазами – дрожащие руки Ремуса, испачканные кровью.

«Мерлин, зачем ты туда полез…»

На свежем воздухе тошнота проходит. Тонкс делает еще несколько глубоких вдохов и выдохов, и возвращается обратно. Внешнее спокойствие Люпина передалось и ей, Дора вдруг вспомнила, что она все-таки аврор, а не перепуганная девчонка, вспомнила наставления Аластора, мысленно отругала себя за слабость и смотрела на труп уже без страха.

«Это не клыки оборотня», - Дора читала много литературы о ликантропии, в книгах были иллюстрации. От этого – спокойнее, хотя она и так даже мысли не допускала о том, что Ремус мог навредить человеку. Но тогда и Сивого придется списать со счетов, а жаль, идеальный подозреваемый… сволочь.

«Сбеги отсюда», - Люпин вряд ли обладает даром Легилименции, но Тонкс сейчас этого бы ужасно хотелось – чтобы он услышал ее мысли.

«Сбеги отсюда, и, если придется, я сбегу с тобой».

Но пока Тонкс может только стоять и молчать, предоставляя слово начальнику и ожидая его распоряжений. За то, что палочки у ее товарищей забрал Алистер, а не она, Нимфадора Гавейну благодарна – кто знает, как бы она поступила, если бы ей пришлось разоружить любимого человека, как преступника. Она и так предает его своим присутствием здесь. Ему и так тяжело – тяжелее, чем ей.

И Тонкс очень громко молчит.

+4

9

Слух резануло, когда к Стерджису обратились по фамилии - ну, славно, Робардса память не подводит. Сдать палочки. Конечно. Стерджис поднял руки, медленно опустил палочку на пол и выпрямился. Да, Портер, забирай на здоровье - кроме увлекательного ассортимента последних бытовых заклинаний палочка ничего не расскажет. Стерджис опустил руки и обвёл взглядом комнату. Теперь они оказались в неравных условиях, и если их с Ремусом не отпустят - выкручиваться будет сложнее. Стерджис обвёл взглядом комнату. Он не был уверен насчет Портера - еще не успел понять, на чей стороне тот бы себя проявил; зато с Робардсом всё было предельно ясно. Поговорят и хватит? Стерджис мог придумать не одно объяснение, с которым на них можно было бы повесить произошедшее - или хотя бы вывести на тщательный допрос - и одновременно столько же причин, по которым аврорату будет нечего предъявить. Жаль, они с Ремусом не могут похвастаться аурой невинности. Любой другой на месте Стерджиса сейчас бы пожалел, что вообще проявил себя и ввязался в происходящее, но оставить Ремуса защищать свои слова одного... Было бы как-то нечестно. 
-А то, вот, видите, вашу работу выполняем. - Отличное время и место для этого, Ремус. Стерджис глянул на Тонкс, но на бледном лице не отразилось никакой реакции. Ремус только продолжал говорить, выкладывая свои мысли о смерти Бэгшот. Было сложно соотнести это растерзанное тело с известной колдуньей и историком; Стерджис не знал её близко. Еще в юности, во времена первого состава Ордена он встречал её несколько раз - и только. Воспоминания о Батильде никак не стыковались с телом на полу. С человеком, - поправив себя, подумал Стерджис. После стольких лет не становилось легче совмещать человека и смерть. Это могло быть полезно, но не когда всё заканчивалось и находились виновные. Переживать приходилось после - и самому. Стерджису всегда казалось, что это в нём неправильно. Теперь на соседнем кладбище появится еще одно знакомое имя, а он сейчас толком ничего не чувствовал - только какое-то замешательство.
Тонкс выбежала из комнаты. Стерджис оторвал взгляд от крови на полу и посмотрел на оставшихся авроров. Наверняка они понимают, что всё рассказанное Ремусом - правда. Логика и факты сильнее предрассудков. Даже если в министерстве другие ценности выходили в приоритет, аврорат всегда стоял немного особняком.
Руки в крови. Да один взмах палочкой, и всем стало бы комфортнее продолжать разговор.
- Я обошёл дом - всё нетронуто. - добавил, когда Ремус закончил говорить. Авроры могли сделать выводы.
Конечно, это был не зверь. Пожиратели. Кто еще? Слишком... Чисто и нет. Сюда пришли, чтобы убить Бэгшот. Почему не простым заклятием смерти - ответ был тоже очень прост; среди Пожирателей было полно нездоровых негодяев.
Стерджис подумал, что вот бы министерству разобраться с этим как обычно - замять без шумихи. Бэгшот жила тихо, возможно, даже  забытая большинством. Оставался шанс, что новость просочится в газеты и так, но если они ничего не предпримут, то об убийстве станет известно всем. Предупреждение, угроза - это будет на первых полосах газет. Этот случай будет победой на их стороне. Выгодно для них.
Но вот Бэгшот поддерживала Дамблдора. "Они" - только пожиратели? Или министерство тоже?

+4

10

В луже крови поблескивает клык напавшего животного.

0

11

Когда Портер собрал с присутствующих не-авроров палочки, Робардс вознамерился поручить их Тонкс, но она не выдержала смрада помещения и выбежала на улицу. В других обстоятельствах он бы прочитал ей лекцию о том, что если не справляешься с видом мертвого тела - переводись из авроров в хит-визарды, а еще лучше в канцелярию при Отделе Магического Правопорядка, но то ли у Робардса пропал весь запал, то ли начальственные замашки.
Да и огонь весь решил взять на себя оборотень.
- Не припомню, чтобы гражданским было разрешено выполнять нашу работу, Люпин, - почти правда. Последний указ Руфуса - глупый, по правде говоря - позволял гражданским отлавливать преступников всех мастей. - С телом мы разберемся сами, остается надеяться, что вы оба не успели здесь ничего тронуть, кроме... - Робардс не договорил. Протяжно проскрипела половица и он обернулся, встречаясь взглядом с бледной и невыразительной Тонкс.
Игра в гляделки, которую устроили при этом Подмор, Люпин и она, Робардсу совсем не понравилась. Но он как можно мягче попросил:
- Тонкс, пожалуйста, проверь обе палочки.

Вообще, он в очередной раз поражался, как все стараются игнорировать его вопросы. В школе над ним издевались дети. Но детей Робардс искренне мог понять: они просто не понимали того, с чем связываются. А взрослые? Люпин и Подмор ни словом не обмолвились на предмет того, что они делают в доме Батильды Бэгшот, что уже Робардса начало порядком раздражать. Впрочем, стоит сменить дислокацию в район камеры при Министерстве, и сразу начнут сотрудничать. Только Робардсу такие резкие шаги не нужны.
Рассудив, что без палочек и обвинений ни Подмор, ни Люпин не попытаются сбежать из дома, Робардс жестом показал Люпину отойти от тела подальше, и сам приблизился к нему, осторожно перешагивая через кровавые подтеки. Бэгшот выглядела отвратительно. Ее шея была разорвана, но рваная рана не напоминала следов животного. Так может задрать разве что медведь, но тогда на коже остались бы явные следы когтей. Таких следов не было. Просто разорванное мясо, удивительно.
Может быть, разорвали заклинанием.
Робардс сел на корточки провел палочкой над раной. Никакого темномагического фона, вообще ничего. Точно не оборотень.
- Портер, запиши. На шее повреждение немагического характера. Скорее всего, рана оставлена животным, - следующая рана спускалась ниже, к грудной клетке. - Такая же рана на груди, - Робардс проследил за тем, как кровь стеклась под телом, и повернул труп Батильды чуть на бок, находя там еще... - Основные повреждения пришлись на правый бок и живот. Тело просто разорвано. Умерла от потери крови, - большего им не надо. Колдомедики вряд ли скажут что-то новое, а для дела этого достаточно.
Гавейн поднялся и достал из кармана брюк платок. Тщательно вытер им руки.
- Никакой зверь просто так не зайдет в дом, чтобы задрать историка магии на смерть, - констатировал он, обведя гнетущим взглядом присутствующих. Неожиданно он зацепил краем глаза какой-то блеск среди лужи крови, присмотрелся. Наклонился и приподнял волшебной палочкой в воздух нечто, напоминающее клык. Вот и первая улика.
Робардс никогда не отличался глубокими познаниями в животном мире, и решил, что эту часть стоит оставить до экспертов.
- Что там с палочками, Тонкс?

+4

12

Подозреваемые отдали Алистеру палочки спокойно, без попыток сопротивления.
Окей, хотя бы с этим проблем нет, и то хорошо. Не хватало еще, чтобы с боем палочки пришлось отнимать...
Один из непрошенных гостей начал что-то говорить, обращаясь в основном к Робардсу - неудивительно, ведь среди троицы авроров он был самым старшим, самым опытным и авторитетным. Рассказал он о том, что несчастную женщину, скорее всего, убили уже довольно давно, более суток назад. Также он пытался убедить присутствующих в своем нежелании оказывать сопротивление.
Действительно не желает? Или же пытается усыпить бдительность? Впрочем, сейчас эта проблема не столь актуальна - без волшебной палочки этому человеку будет значительно труднее сбежать.
- Не припомню, чтобы гражданским было разрешено выполнять нашу работу, Люпин, - заметил начальник.
Ну, формально Гавейн был не совсем прав - министр магии издал специальный указ, который позволял простым людям оказывать содействие правосудию и охотиться за преступниками. Другое дело, что толку от такой помощи мало было - если авроры далеко не всегда успешно боролись с приспешниками Темного Лорда, то где уж гражданским с этим сладить...
Вполне себе мирная беседа. Не проходила б она еще в доме, где было совершено убийство, по соседству с изуродованным трупом и в окружении людей, у которых руки были в крови. Жутко все это как-то.
Стоп. Ему показалось, или подозреваемые... переглядывались с Тонкс? Нет, быть не может - откуда им всем друг друга знать?
Тонкс - аврор, Подмор - преступник, не так давно отсидевший в Азкабане... про Люпина (так, кажется, к нему Робардс обратился?) Портер не знал ровным счетом ничего. Зато шеф, вероятно, что-то да знал - по крайней мере, как его зовут. Откуда уж у него информация - загадка. Спрашивать об этом прямо сейчас Ал счел неуместным.
Портер подумал бы, что у него воображение в очередной раз разыгралось, если бы тут же Тонкс не сделала еще кое-что подозрительное - не выбежала на улицу. Нет, девушки бывают излишне впечатлительными, это все понятно, но для аврора подобный поступок был странным и неподобающим. Не следует забывать о том, что Тонкс работала в Аврорате дольше самого Алистера и уже много раз сталкивалась с ужасающими смертями. Почему именно сейчас у нее нервы сдали?
Либо эти трое все же знают друг друга, либо Тонкс просто близко знала умершую, поэтому так бурно отреагировала на увиденное.
Что тут вообще происходит?
Робардс отправился обследовать тело, попутно велев Тонкс проверить палочки.. Результаты своих наблюдений он поручил записать Портеру.
- Держи. И постарайся успокоиться. Тяжело, конечно, но работа есть работа, - тихо, почти беззвучно произнес Ал, передавая палочки девушке и похлопав ее по плечу, чтобы хоть как-то поддержать морально.
Просить успокоиться в такой момент - не самое лучшее решение, но больше Портер сделать сейчас ничего не мог.
- Повреждение... немагического характера... рана оставлена животным... - бубнил себе под нос Алистер, внося соответствующие записи, но вдруг остановился, не веря своим ушам.
Начальник ничего просто так не говорил, но такого поворота Ал не ожидал.
- Животным? Шеф, но как и зачем животное сюда... - Алистер начал было говорить, но осекся - Робардс недовольно посмотрел на него, как бы намекая, что ему сейчас следует помалкивать, - Ладно-ладно, понял, молчу.
Закончив записывать то, что сказал Гавейн, Портер оглядел помещение еще раз.
Видно было плохо, но, кажется, Робардс что-то нашел. Он приподнял в в воздух какой-то небольшой предмет.
Ал подошел поближе, пытаясь разглядеть, что же привлекло внимание его начальника.
Клык, что ли?

Отредактировано Alistair Porter (2016-08-27 18:08:35)

+5

13

Люпин выл возмущён, и это мягко сказано. Выполнять их работу? Он это серьёзно? Да Орден Феникса только и делает, что выполняет работу Аврората! Со времён Первой войны орденовцы пытались рушить планы Пожирателей смерти, отбивали дома маглорождённых, давали людям укрытия, и после этого данный представительно рода человеческого смеет говорить, что работу авроров, видите ли, никому выполнять нельзя?
Ремус стиснул кулаки. Нужно было сохранять спокойствие, и это спокойствие не могло быть нарушено ни злостью, ни горечью, оставшейся после смерти Бэгшот.
- Ну кто-то же должен эту работу выполнять? К тому же, не припомню, чтобы гражданским это запрещалось, - парировал Люпин. Законы Ремус знал прекрасно. Ему иначе было просто нельзя. Оборотня не станут защищать и искать нюансы в законодательстве, поэтому Ремусу приходилось защищаться самостоятельно. И оборотень знал, что на данный момент не существует закона, запрещающего человеку, который не является аврором, вести свои расследования или ловить преступников. Вообще, запрещать ловить преступников попросту глупо. – Хочу вам напомнить, господин аврор, что у Дамблдора это часто получается лучше, чем у вас.
Упомянуть Дамблдора было необходимо. В любом случае, Люпин должен был хотя бы как-то сообщить о том, что директор Хогвартса в данном деле – не последний человек. При этом Люпин оставался предельно спокойным и вежливым, насколько это вообще возможно, чтобы для задержания не было никаких оснований. С другой стороны, для их задержания не нужны основания. Достаточно уже того, что бывший заключённый и оборотень оказались на месте преступления. Одновременно.
Когда палочки оказались у Тонкс, Люпин тревожно глянул на девушку, но тут же отвёл взгляд, разглядывая занавески на окнах с таким интересом, будто размышлял, подойдут ли такие к мебели в его гостиной. Краем глаза Ремус видел Подмора, и всё, на что надеялся Люпин – Стерджис не использовал в последнее время никаких «подозрительных» заклинаний.
В какой-то момент Люпин попытался вспомнить, что использовал он сам. Патронуса он вызвать не успел, а в течении дня едва ли пользовался чем-то, серьёзнее репаро.
Слова Подмора о том, что ничего больше не тронуто, заставили снова погрузиться в свои мысли, стоя на достаточном удалении от тела Батильды, чтобы не мешать аврорам его осматривать. Если ничего не тронули, но старушки убили, было лишь два варианта. Либо тронуть ничего не успели, так как Бэгшот не вовремя вернулась домой и спугнула взломщиков, а когда те убегали, заодно и хозяйку дома решили убить, либо ради убийства женщины и пришли. И второй вариант был более вероятен.
- Рана оставлена животным… - фраза резанула слух и вырвала мужчину из задумчивости. Люпин внимательно смотрел на кровавые пятна, будто те могли что-то рассказать. Рваные раны. Столько крови. И почему это не давало Ремусу покоя? И ведь он не успел толком ничего обыскать, наверняка что-то пропустил.
И вскоре стало понятно, что именно. В воздух взлетел клык, и Люпин замер, прищурившись. Он вспомнил Артура Уизли. Вспомнил, как Ремус вместе со всем рыжим семейством навещал Артура в Мунго. Люпин вспомнил окровавленные повязки, виноватый взгляд Артура и змеиный яд, разъедающий швы.
У Батильды не было шанса выжить без квалифицированной и очень быстрой помощи колдомедиков. Кровь бы просто не остановилась.
Нервно выдохнув, Люпин на пару секунд прикрыл газа, будто стараясь составить всё в голове по полочкам, и проговорил.
-Напоминает клык змеи, - голос дрогнул, и Ремус бросил быстрый взгляд на Подмора и Тонкс. – Очень большой и очень ядовитой змеи.
Забыв о том, что ему велено было отойти, Ремус снова сделал несколько шагов к телу, дабы увидеть клык ближе. Кажется, именно сейчас им очень нужен Дамблдор.

Отредактировано Remus Lupin (2016-09-01 17:15:21)

+4

14

- Гражданским разрешено выполнять нашу работу, мистер Робардс, если вы помните последний указ Скримджера, - заявила Нимфадора – куда и делся ее испуг! Радужки глаз приняли алый оттенок. Тонкс никогда не пресмыкалась перед вышестоящими и даже позволяла себе огрызаться на Аластора, так что вряд ли кого-то удивила ее выходка. Может, стоило и промолчать лишний раз, но Дора терпеть не могла несправедливых обвинений, особенно в адрес ее товарищей. Ярко выраженное чувство справедливости просто не позволяло не вмешаться – Ремус и Подмор не виноваты, разве вы не видите?! Они тут просто по стечению обстоятельств… а кровь на руках Люпина только потому, что он трогал рану! Не мог не трогать! Проверить нужно было все!

Тонкс была готова защищать того, кого любит, от всего мира.

Палочки легли в ее протянутую ладонь. Нимфадора коротко улыбнулась Алистеру – я в порядке, - первой проверила палочку Стерджиса. Палочку Ремуса задержала в руке дольше, она была еще теплой от его ладони – Тонкс одернула себя: не время, война, почему она думает о ладонях Люпина?

Окровавленных ладонях.

- Ничего, - пожала плечами Дора, бесстрашно глядя начальнику в глаза, - у Подмора последнее заклинание – репаро, у Люпина – акцио.

К счастью, это было правдой. Теперь нужно осмотреть тело, занести в протокол, а это уже бумажки, ничего страшного. Однако...

«Ремус, не лезь!» - мысленно взмолилась Тонкс, - «ты и так по самые уши…»

Но, к сожалению, оборотень Легилименцией не владел. Глядя на то, как он вопреки жесту Гавейна подходит к телу, Тонкс едва сдерживалась, чтобы не сказать ему то, что думала: не лезь! Мы разберемся сами!

Но Люпин, как и всегда, оказался гораздо умнее ее.

Тонкс не разбиралась в клыках животных и могла с уверенностью сказать только то, что это не клык оборотня. Но если это клык змеи… У Волдеморта есть змея! Большая и очень ядовитая, как и сказал Ремус.

- У Волдеморта есть змея, - озвучила свои мысли метаморфиня.

Возможно ли?...

Да все возможно! Только интересно, а зачем Темнейшему волшебнику убивать старуху Бэгшот? Что такого она знала? Как могла помешать его планам? И зачем с такой жестокостью, если можно просто ударить Убивающим заклятием…

Тонкс внимательно посмотрела на Робардса, ожидая его ответа.

+5

15

Тонкс и Ремус уж очень старательно напоминали Робардсу о том, что гражданским действовать можно и нужно.  Замечательно, конечно, но так и Робардс еще вспомнит все законные процедуры, через которые можно протащить оказавшихся на месте преступления. Законы вообще были удобной штукой, когда это нужно было министерству. И особенно удобными, когда сама магия не давала вынести однозначный вердикт - это Стерджис знал по своему опыту. Вот уж с чем не хотелось бы быть знакомым... Еще и Дамблдора вспомнили. Пусть аврорат и проигрывал Дамблдору, но ни первый, ни второй Батильду не спасли.
Стерджис уставился в спину Робардсу, который осматривал тело. Подходящий был момент, чтобы отсюда поскорее смыться, если бы не тот факт, что невербальные навыки Стерджиса и рядом не стояли с точной и уверенной палочковой магией. Ну что за невезение такое? По всей комнате фотографии, безделушки, книги - одним словом, ничего полезного. На камине даже намёка на баночку летучего пороха нет. Затворница Бэгшот, наверное, даже не была к каминной сети подключена. Как всё пусто  и неподходяще. Если бы не растерзанное тело в лужи крови, то это была бы самая непримечательная гостиная. Будто хозяева дома ушли и не вернулись.
Робардс спокойно диктовал свои находки. Это было очень кстати, лучше и не придумаешь - пускай рутинную работу делают авроры. Ремус и Стерджис постоят и послушают; может, выявится что-то, что они сами не нашли бы. Даже странно, что Робардс не выдворил их двоих наружу, пока осматривает тело. Стерджис глянул на Портера, который старательно записывал за начальником, и на бледную Тонкс, стоявшую рядом. Похоже, молодым аврорам Робардс доверял несильно.
Животное? Плохо. Стерджис больше по растениям, но был в курсе, что даже магические звери оставили бы какие-то следы кроме ран на жертве.
-Напоминает клык змеи. - И Люпин, и Тонкс озвучили то же, что подумал и сам Стерджис. В комнате будто стало холоднее.
У Волдеморта была змея. Лично не видел, но знал - огромная, ядовитая, отвратительная змея. И последствия её атак были хорошо известны. Это же всё объясняло - и отсутствие каких-либо следов, и такие ужасные раны, и лужу крови, которая до сих пор выглядела свежей. Значит ли это, что Волдеморт был здесь и лично спустил змею? Или тварь настолько умна, что её отправляют под присмотром рядовых пожирателей? Какая мерзость. И ведь кто-то был здесь, кроме этой твари, кто-то должен был обезоружить колдунью. Кто-то смотрел, как беззащитную Бэгшот убивает змея.
- Не съела же змея палочку? Если её нет в доме... То тут был кто-то еще. - Вот пускай авроры и ищут и человека, и палочку. Стерджис был уверен, что никого не найдут. Во многом ресурсов у Аврората было гораздо больше, но отыскать человека, который появился на пять минут в забытом всеми доме - увольте. После Первой войны в Годриковой впадине и так осталось немного жителей.
Но Робардс был доволен найденным, по крайней мере пока - и вновь обратил внимание к Ремусу со Стерджисом. Тонкс уверенно озвучила последние заклинания с изъятых палочек, и... Всё бы ничего, но Стерджис не мог вовремя скрыть непонимающего взгляда. Последней он колдовал обычную Алохомору, когда заходил в дом. Проверка палочек - дело простецкое, напутать тут что-то сложно. Или Тонкс пыталась что-то сказать, и в таком случае от Стерджиса ускользнул этот посыл; или же она просто слишком впечатлилась увиденным и не могла сосредоточиться. И вот это было точно не на руку. Не хватало еще, чтобы у Робардса появился  повод сомневаться в ней.
- Теперь вы можете вернуть нам наши палочки, спасибо, - просто сказал Стерджис. Первым делом бы он свёл кровь с рук Люпина - может тогда бы и он, и Тонкс перестали смотреть с таким потерянным видом. Под вопросом оставалась палочка самой Батильды, но тут мало о чем можно было волноваться. Нередки были случаи, когда волшебные палочки жертв забирали как трофеи или попросту выбрасывали после преступления. На этом загадки заканчивались. По-хорошему, им всем можно было бы расходиться. И желательно в разные стороны.

Отредактировано Sturgis Podmore (2016-09-15 00:27:32)

+5

16

Обстановка накалилась из-за какой-то ерунды. Робардсу это не нравилось: ему вообще не нравилось все то, что он не понимал. И каким бы Тонкс не была борцом за справедливость, ее поведение в рамки нормы не укладывалось. Влепить бы ей выговор для острастки, но только время тратить - не поможет.
- У меня складывается впечатление, что только я его читал, - мрачно заметил Гавейн на нервную реплику Тонкс. Почему она так себя вела - оставалось загадкой. - Гражданским разрешено содействовать в поимке Пожирателей Смерти, но никак не в осмотре тела потерпевшего или запутывания следов на месте преступления, - но все это меркло перед клыком, поднятым Гавейном в воздух.
Да, клык определенно был похож на змеиный. И да, у Волдеморта есть змея.
Но зачем ему Бэгшот? Бессмыслица какая-то.

Тем более, что волшебной палочки старушки нигде не было. Просто акцио подтвердило нулевой результат.
- Можешь вернуть им палочки, Тонкс, но вам, господа, - Гавейн обвел взглядом присутствующих, который здесь не должно было быть, - придется пройти с нами в отдел и дать показания следователю, - Сэвидж как раз должен был вернуться в Отдел. Пусть займется этим делом.
- Пока у нас нет поводов вас подозревать, и вы пройдете по делу как свидетели, - чтобы никто не рыпался сбежать, получив палочки. Аврорату нужна информация, любая мелочь - если здесь был Волдеморт, то нельзя упустить ни одну из зацепок. Нужно понять - зачем ему смерть Батильды и что он мог искать в ее доме.
Тем более, что по виду, ничего не было взято.

А теперь оставалось ответить на еще один интересный вопрос: зачем Волдеморту убивать Бэгшот таким зверским способом? Не хотел, чтобы кто-то заподозрил его или Пожирателей Смерти в посещении этого дома? Возможно. Значит, сам факт его появления здесь что-то да должен говорить. Но Батильда была знакома со слишком многими волшебниками и знала еще больше и о магической истории, и об артефактах, и о слабых местах того же Дамблдора, с семьей которого долгое время жила рядом - благо в Аврорате есть вся информация о том, кому какое имущество принадлежит. И как долго.

Учитывая, что на Дамблдора уже не один раз покушались в этом году, Батильда могла стать чем-то вроде звена, соединяющим эти покушения. Но зачем Водеморту старушка? Неужели он сам не может найти слабые места директора, учитывая, что сам о нем знает достаточно?
Тупик.
- Портер, клык берем с собой. Тонкс, опечатай дом. Если заметишь что-то странное - сразу возвращайся в отдел, - оставалось надеяться, что у нее хватит ума не вставать между Волдемортом и его добычей, если то, что ему нужно, все еще находилось в доме.
- Подмор, Люпин - вам известны координаты для аппарации. Не появитесь в отделе в течение пяти минут - объявлю вас в розыск, - последнее указание в сторону горе-свидетелей.
Робардс достал из кармана мантии стерильный пакет для улик, и завернул в него многострадальный клык. Такими вещами не разбрасываются.

Робардс многозначительно взглянул на Портера и аппарировал в Аврорат.

- Сэвидж, - окликнул он на ходу Роберта, который как раз вовремя появился у него на пути. - У нас дело. Убили Бэгшот, - он протянул ему клык, - это все, что есть на месте. Можешь осмотреть все сам, там осталась Тонкс.

+5

17

Следующий пост от Robert Savage

0

18

Когда долгое время занимаешь высокую должность при бессменном начальнике, начинаешь лениться и морально разлагаться. А Сэвидж моральному разложению был более чем подвержен. А тут на его голову свалился Робардс - это было все равно что получить укус от старого книззла: неприятно и неожиданно. Робардс вообще был человеком странным и совершенно некомпанейским, по мнению вечного разгильдяя Сэвиджа, а тут этого непопулярного товарища ставят в качестве исполняющего обязанности главы Аврората. Нет, сам Сэвидж на эту должность не метил, разумеется (больно нужна такая ответственность, когда работа валит через край!), но предпочел бы кого-то более радушного на должности командира, которому придется посылать авроров в бой. Впрочем, с точки зрения вышестоящего начальства такой непопулярный товарищ, конечно, будет более эффективно выполнять свои должностные обязательства. Что он и делал. Поэтому Сэвидж и оказался там, где оказался.

Столкнувшись нос к носу в коридоре с начальством, Роберт десять раз успел пожалеть, что вообще собрался идти в буфет. Голодный да в тепле сидел. Но начальство велело - и Сэвидж взял под козырек: накинул мантию, прихватил перо и пергамент и аппарировал по указанным координатам.

Старый дом вонял слежавшейся пылью, сыростью и плесенью, так что вместо приветствия Роберт невольно чихнул и только потом осмотрелся.

- Тонкс, Портер, привет! Сейчас составим протокольчик, - мужчина энергично потер руки, - а потом обратно в уютный штаб. Главное работать быстро и качественно! - Сэвидж еще немного потоптался на месте, прежде чем увидел собиравшихся аппарировать двух мужчин, Люпина и Подмора. - И вам не хворать, - махнул он рукой. - Свидетели? Подозреваемые? - кивнул он в их сторону, обращаясь к своим коллегам. - Ну, не так важно. Вы бы следовали за Робардсом, он сегодня не в духе. Да и как обычно, впрочем.

Мусолить дальше тему не было ни смысла, ни желания, поэтому раскатав пергамент и пристроив к нему перо, Сэвидж надиктовал основным детали обстановки: комнату и царивший в ней бардак, расположение трупа, затем приступил к детальному осмотру помещения.

- Портер, кстати, будь другом, вызови патологоанатома из Мунго. Не оставлять же уважаемую Батильду тут отдыхать, - черный юмор на работе если и был неуместен, то хотя бы помогал держать нервы в целости и сохранности. Осматривая дом, Роб лишний раз подумал, что если его будут чаще вызывать на места происшествий, значит, он возьмет себе на воспитание еще собачку. Небольшую, но разумную и с хорошим нюхом: работать самому ему ой как не хотелось.

- Осмотрите дом, пока я тут все опишу. Если увидите что-то необычное: разбитые окна, взломанные замки, позовите меня. Вряд ли убийца просто пришел убить старушку и уйти. Только очень внимательно! - Сэвидж нагнулся совсем близко к трупу, прижал перчатку к носу, а другой рукой нащупал в кармане клык животного, найденный на месте и уже завернутый в пергамент для дальнейших исследований. Не повезло старушке, но и жизнь она прожила, конечно, длинную, что уж там. Интересно, а что у нее с родственниками?

Роберт аккуратно обошел лужу крови и присмотрелся к колдографиям на каминной полке, не забывая негромко наговаривать перу увиденное. Вот Батильда получает премию, вот она в Хогвартсе, вот обнимается с Дамблдором, но все ее лицо, нигде не было незнакомых изображений. В углу книжного шкафа стояла рамка с фотографией. Сэвидж сдул с нее пыль и присмотрелся: совсем молодая Бэгшот, какой он ее помнил еще с иллюстрации в учебнике, рядом с каким-то еще более юным молодым человеком. Сзади фото никакой подписи - только значок Даров Смерти из старой сказки, которую он вечерами читал своим девочкам. Роберт отложил фото к вещдокам в надежде найти изображенного на ней молодого человека, если тот еще жив.

Логично было предположить, что раз была одна фотография на видном месте, значит, есть и другие, поэтому Роберт выбрал самый ранний по датам альбом, в котором колдографии еще едва-едва шевелились: техника-то все вперед шла. На обороте одной из них он увидел надпись "С племянником" и снова похожее фото на то, что было в рамке. Оставалось надеяться, что у Бэгшот не так много племянников, а информации из книги волшебников придет быстро. Эту фотографию он также прибрал в конверт.

Стараясь отделаться от ощущения, что он собирает разные вещи, будто падальщик, Роберт окликнул авроров, заслышав шум шагов на лестнице.

- Тонкс, Портер, если вы закончили, то давайте выйдем отсюда, дождемся санитара из Мунго или кого они там пришлют, закроем дом и пойдем восвояси. А то мне еще, похоже, двоих допрашивать.

+5

19

Тонкс объявила, какие заклинания были произведены палочками подозреваемых. Акцио и репаро, ничего подозрительного.
Подмор, разумеется, попросил вернуть палочки их владельцам. Это простое желание Алистер прекрасно понимал - чувствовать себя абсолютно безоружным никому не будет приятно.
Упоминание о последнем указе Скримджера уже прозвучало в этом доме не раз и не два, и это отнюдь не способствовало разрядке атмосферы и снятию напряженности. Сам Ал предпочитал на этот счет помалкивать - он считал излишним подливать масло в огонь и злить как начальника, так и Тонкс. Очень уж разные точки зрения у них были касательно этого несчастного указа...
Неоднократно также заявляли, что клык, найденный шефом, принадлежал змее. И уж, конечно, вспомнили и о домашнем питомце Темного Лорда, который вполне мог оказаться на месте преступления.
Казалось бы, очень даже вероятная версия - зверское убийство было совершено по инициативе Волдеморта. Все бы ничего, но мотив для совершения убийства был абсолютно неясен. Чем Темному Лорду помешала тихая и безобидная старушка? Да, известный историк магии и так далее по списку, но Бэгшот уже много лет жила в уединении и практически никак не напоминала окружающему миру о своей персоне. Она не являлась кем-то, представляющим угрозу.
Или все же являлась?
Возможно, Бэгшот знала что-то, способное навредить Волдеморту, и он решил устранить опасного свидетеля?
Но он мог бы сделать это и намного раньше. Почему сейчас и что, собственно, такого криминального могла знать эта старушка?
Пока Ал размышлял об этом, Люпину и Подмору вернули палочки, велев немедленно аппарировать в отдел. Тонкс велели опечатать дом.
Портер уже собирался отправиться в отдел следом за начальником, но не успел.
- Тонкс, Портер, привет! - Сэвидж уже прибыл на место преступления.
Желая поскорее покончить со странным делом, Роберт тут же начал составлять протокол и велел вызвать специалиста из Мунго.
- Да, мистер Сэвидж, я только что связался с больницей Мунго. Патологоанатом должен прибыть в течение пяти минут. - доложил Портер.
Пока специалист в пути, можно и дом осмотреть. Мало ли, найдется что-то полезное для расследования.
Первый этаж уже почти осмотрен. Им занимаются Сэвидж и Тонкс.
Но, кажется, этот этаж не является в доме единственным.
Да, вот и лестница.
- Я осмотрю второй этаж, - пояснил Ал, поднимаясь по узкой лестнице.
Перила были очень пыльными. Да и вообще на втором этаже пыли было значительно больше. У Алистера даже в носу защекотало, и он едва сдержался, чтобы не зачихать.
- Кажется, мисс Бэгшот не особо обременяла себя уборкой второго этажа, - Портер бурчал себе под нос, оглядываясь вокруг.
Если нижний этаж выглядел целым и нетронутым, как будто бы хозяева просто уехали куда-то и не вернулись, то на втором этаже царил беспорядок. Какое-то тряпье было разбросано по всему помещению, а в центре комнаты валялась маленькая деревянная шкатулка. В похожих дамы в возрасте или не очень обычно хранят украшения и древние-предревние письма от поклонников.
Впрочем, если здесь действительно побывал Волдеморт, вряд ли его интересовала личная жизнь старушки и ее переписка с кавалерами.
А что, если у Батильды были какие-то знакомые или родственники, чем-то не угодившие Темному Лорду?
Из шкатулки действительно было вытряхнуто несколько пожелтевших от старости клочков бумаги.
Один из них был смят и лежал прямо в паре сантиметров от того места, где стоял Алистер.
Ал развернул его. Почерк был смутно знакомый - мелкий-мелкий со множеством завитушек.
"... Мы возьмем власть в свои руки РАДИ ОБЩЕГО БЛАГА, а отсюда следует, что в случае сопротивления мы должны применять силу только лишь в пределах разумного и не более"
То ли это какой-то философский трактат, то ли просто какой-то юнец со своим закадычым другом мечтал о захвате мира перед сном
Ал сам так любил когда-то делать. У него, правда, запросы малость поскромнее были. Всего-то пост министра магии магической Британии, очень скромно и в меру престижно.
А вот когда Портер увидел подпись отправителя письма, у него чуть душа в пятки не ушла.
Альбус
Вот почему почерк директора показался знакомым - будучи студентом Хогвартса, Портер видел раз или два документы, подписанные Дамблдором.
И, если память Алистеру не изменяла, в биографических книгах, посвященных директору Хогвартса, в качестве его места жительства указывалась именно Годрикова впадина.
-Мистер Сэвидж, Тонкс! Я, кажется, что-то нашел. Взгляните, пожалуйста, - у Ала перехватило дыхание, но он крикнул достаточно громко, чтобы авроры его услышали.

Отредактировано Alistair Porter (2016-09-18 12:48:08)

+4

20

Стечение обстоятельств Ремусу не нравилось. Хотя, подобное вряд ли могло кому-то понравится. Даже Министерство едва ли будет в восторге от такого дела. Но сейчас всё казалось неважным и незначительным, даже перспектива Азкабана, в сравнении с тем, что может ждать их всех в будущем. Кто знает, может Азкабан станет единственной безопасной территорией, ведь это, вероятно, последнее место, которое захочет посетить Волдеморт.

Почему Тёмный Лорд решил убить старушку Батильду, для Люпина оставалось загадкой. Однако Люпин не был бы Люпином, не начни он строить предположения, сотни предположений, складывающихся в невозможные, порою даже абсурдные, логические цепочки.
Кем была Бэгшот? Выдающимся историком, но Волдеморта вряд ли интересовала история, «самый тёмный волшебник» вообще не отличался какими-либо хобби и интересами, кроме параноидальной ненависти к маглам. Если представить, что Лорд решил убить Батильду просто потому, что та поддерживала Орден, лояльно относилась к людям немагического происхождения да и вообще отличалась добродушным характером, зачем убивать её так? Ведь куда проще использовать убивающее заклинание. А ещё проще – послать своих людей, чтобы те сделали грязную работу.

Но нет, Батильду убила огромная змея. То есть, вероятнее всего, Волдеморт был тут лично. Правда, в этой теории было маленькое «но», как и в любой другой: когда змея напала на Артура, её хозяина не было в здании Министерства. И снова это не имеет никакого смысла. Более того, смерть от яда не мгновенная. Какое-то время Батильда, в любом случае, была жива, что заведомо опасно. Она могла успеть вызвать подмогу, отправить патронус…
Палочка!
А палочку не нашли. Без палочки Бегшот спасти бы себя не могла, да и летучего пороха не видно. Следовательно, палочку забрали, значит, тут точно был человек, ведь представить змею, несущую палочку, словно верная собачка, в зубах прямо в руки Волдеморту – ерунда какая-то.

Голова начинала болеть, а люди вокруг всё продолжали разговаривать, что отвлекало от размышлений.
«Чем быстрее с этим разберусь, тем быстрее смогу оказаться в тишине и покое» - пришёл к выводу Ремус, забирая свою волшебную палочку. С оружием в руках было значительно спокойнее.

Глянув на Тонкс и Подмора, Люпин понял, что выглядит он со стороны не очень эстетично. А если он в таком виде трансгрессирует в Министерство – совсем неудобно будет. Вздохнув, мужчина воспроизвёл лёгкое движение палочкой, нарочито медленное, чтобы его, не приведи Мерлин, не обвинили в попытке покушения, и убрал с себя кровь.

- Свидетели? Подозреваемые? – голос заставил поднять глаза. Появившийся человек был гораздо приятнее с виду, чем тот, что приказал им с Подмором отправляться вслед за ним.

- Свидетели, - на всякий случай отозвался Люпин, выдыхая и убирая палочку в карман мантии.

Последний раз виновато взглянув на Тонкс, Ремус поспешил к выходу. Хотелось бы, конечно, перекинуться парой слов с Подмором, но делать это здесь было всё ещё очень опасно, поэтому данную идею оборотень предпочёл отложить на потом.
Оказавшись на улице, Ремус трансгрессировал вслед за Робардсом,

+2

21

Опечатать дом было самым простым заданием. Тонкс, впрочем, не спешила, так как это нужно было сделать после того, как все остальные уйдут, а еще – она пыталась как можно более незаметно оглядеть Люпина, так как давно его не видела. Он почти не изменился, только осунулся и, кажется, седины в каштановых волосах прибавилось, но это даже шло к его лицу. Оборотень явно избегал встречаться с ней глазами, и, если бы не коллеги рядом, Тонкс точно взорвалась бы и потрясла его за грудки, вопрошая, какого черта, но сейчас это было не к месту.

Пока Дора любовалась Ремусом, Алистер обшаривал второй этаж, а появившийся Сэвидж рассматривал место преступления. Тонкс с сожалением проводила взглядом Люпина, который ушел следом за Подмором, и тут от мрачных мыслей ее отвлек крик Алистера.

Первая мысль – опасность, с такой работой точно можно стать параноиком, неудивительно, что Муди часто вел себя странно. Тонкс дернулась всем телом, но потом услышала слово «нашел», и почти бегом взлетела по лестнице вверх, опережая Сэвиджа. Нужно было срочно занять свою дурацкую голову делом, а то после встречи с Ремусом Нимфадора еще больше расстроилась, а она и так начала замечать, что иногда теряет способность к метаморфизму, и обретает его только при сравнительно хорошем настроении, а ее способность все-таки очень важна для Ордена.

Появившись на втором этаже, Тонкс невольно расчихалась, настолько тут было пыльно, и поэтому Сэвидж первым взял пергамент, и его глаза округлились. Нахально заглянув за плечо коллеги, Дора прочитала написанное, и ее рот принял очертание буквы «О». Альбус – не настолько уж распространенное имя.

- Дамблдор? – ахнула Нимфадора, от волнения меняя цвет волос на кислотно-желтый, - да быть не может, чтобы он такое писал!

Но почерк она узнала. Будучи членом Ордена Феникса, она видела бумаги, написанные директором Хогвартса, и эти летящие буквы было ни с чем не спутать.

+2

22

Координаты для аппарации известны, как же. Стерджис, выйдя из дома, позволил себе повременить, вдыхая свежий апрельский воздух. Дальнейшее развитие событий было предельно ясным. В лучшем случае ему и Ремусу придётся провести в душных кабинетах министерства не больше часа, если Робардс не слишком увлечётся допросом. Но ничто ему не помешает задержать свидетелей на весь день, если того захочется. Вряд ли из этого выйдет извлечь что-то, кроме потерянного времени, - да и Робардс не усадит рядышком, пока подчинённые будут докладывать о находках. Стерджис тяжело вздохнул. Испытывать угрозу насчёт пяти минут не очень хотелось, и он аппарировал вслед за Ремусом.
Аврорат несильно изменился с прошлого посещения - всё те же мрачные стены, обклеенные листовками и плакатами о розыске. Сомнительное счастье, но среди плакатов Стерджис не наткнулся бы на себя, хотя почти на всех были знакомые ему лица. Он перешагнул через маркировку на полу, которой отмечалась открытая для аппарации зона, и последовал за Робардсом, не торопясь, однако, поддерживать его темп. Так-то история была несложная: если нужно объяснение визиту в Годриковую впадину, то Стерджис назвал бы пофамильно несколько штук сразу и провёл бы Робардса к каждому из поводов на кладбище за церквушкой. Всё остальное было так же просто. Открытая дверь заброшенного дома, обошёл, проверил, внутри - труп, а там и очень вовремя авроры появились. В сущности, недалеко от истины, и допрашивать тут не о чем - пустая трата времени, которая никак не поможет найти преступников. Одновременная с Ремусом находка, правда, была интересным совпадением, но не более того - и такое случается. Стерджис упомянул об этом вслух, будто завязывая непринуждённую беседу, но таковая не клеилась.
На ходу Стерджис убрал палочку обратно под мантию. В голове спонтанно появилась и так же исчезла мысль о том, что Робардс очень удобно подставляет спину - опять. Как в этот раз выкрутишь закон в свою пользу?
В кабинете уже не выпало возможности поговорить с Ремусом, поскольку Робардс никуда не отлучался, и очень скоро появился его помощник. И если Робардс был не в духе - похоже, его обычное состояние, - то этот аврор так и источал энтузиазм. Что ж, пускай продолжают отрабатывать свою зарплату и задают вопросы. Рассказывать больше, чем от него потребуется, Стерджис не собирался.

+4

23

Робардс устало провел рукой по затылку, взъерошивая волосы на макушке, и достал из ящика стола чистый бланк для составления протокола. Смерил непроницаемым взглядом Люпина и Подмора, и заговорил, запечатав дверь кабинета на заклинания и начиная заносить собственный вопрос в протокол:
- Сколько времени каждый из вас провел в доме до появления сотрудников Аврората?
Немного, это ясно, но Робардсу хочется услышать две точные версии.
Вместо пера по листу быстро замельтешила шариковая ручка, зачарованная на самостоятельное письмо. Под вопросом остался пустой абзац, и ручка заскользила под следующим маркером в бланке.
- Кто появился в доме первым?
Робардс устало смотрел на обоих "свидетелей", предполагая, что нечто вроде очной ставки в этой ситуации быстрее позволит разузнать интересующие его детали. А чем больше деталей, тем сложнее лгать.
- Как вы оказались в доме? Почему решили зайти в него?
Насколько он понимал, ни Люпин, ни Подмор лично знакомы с Бэгшот не были. Но они оба явно друг друга выгораживали. Если в том, что Люпин - ручной оборотень Дамблдора, и может быть связан и, скорее всего, связан и давно с Орденом Феникса, Робардс не сомневался, то наличие около него Подмора и удивляло, и настораживало.
Никто не может быть уверен в своих людях целиком, для этого у Гавейна было слишком много примеров.
Робардс предпочитал доверию проверку.
- Что вы хотели сделать, когда увидели тело? Почему не вызвали авроров?
Вызова-то не поступило.

Робардс нахмурился, обдумывая. Вызов поступил, как если бы кто-то использовал непрощенку. Кто хотел показать им труп? Зачем? Если убийство было совершенно таким образом, то Пожиратели явно хотели замаскировать свое присутствие, значит, и вызов спровоцировал кто-то еще.
И это не Люпин с Подмором, потому что их палочки чисты.
- Кто выходил, заходил в дом кроме вас? Или ходил рядом? Вы кого-нибудь заметили? - чуть наклонившись над столом, спросил Робардс очень серьезно.
Ручка зависла в воздухе, ожидая ответов.

+3

24

Министерство никогда не казалось Ремусу приветливым или сколько-нибудь приятным местом. Как-то так получалось, что с этим учреждением всегда были связаны ужасные события жизни оборотня, и находиться здесь без особой необходимости Люпин вовсе не хотел. Но тут уж хочешь - не хочешь, а придётся.
Дверь кабинета закрыта, что логично. Допрос никто не должен прерывать, а допрашиваемые должны оставаться на месте. Ремус печально выдохнул, повернувшись к Робардсу. Зря ведь теряют время. А чтобы не потерять слишком уж много времени, лучшее из решений – быстрее разделаться с этой беседой и пойти по своим делам. Очень хотелось верить, что Стерджис думает о том же.
- Я пришёл первым, - начал Ремус, пожав плечами. В общем, он мог бы и на сыворотку правды согласиться. – До прихода Аврората пробыл там… - Люпин на пару секунд задумался. А сколько он там пробыл? Для него время совершенно не имело значения, когда он оказался внутри. – Минут десять, я думаю.
Да, не больше – это точно.
«Пришёл бы раньше, успел бы осмотреть дом…» - в досадой подумал Люпин, но при этом старался оставаться таким же невозмутимым и безразличным к происходящему. Собственно, ему и правда было безразлично. Он только что узнал о смерти «товарища по предприятию», и этот разговор явно лишняя часть сегодняшнего дня.
- К профессору Бэгшот шёл целенаправленно, чтобы проверить, всё ли с ней хорошо, - отчасти, это действительно было так. Поэтому Люпин спокойно продолжал, стараясь не смотреть ни на Стерджесса, ни на аврора, ведущего записи. – В первую войну она очень помогала – Ордену? Нет, не стоит об Ордене… - Поттерам. Да и после окончания войны на связь выходила. А в последнее время о ней не было никаких известий. Согласитесь, было бы странно проверять, как дела у человека, но при этом не войти в дом?
Ремус устало прикрыл глаза, стараясь сосредоточиться на вопросах. Смерть Батильды, клык, встреча с Тонкс – всё это выбивало оборотня из колеи. К тому же, они с Тонкс повели себя ужасно непрофессионально, и это могли заметить.
- Авроров вызвать не успел, они сами пришли, едва я смог подойти к телу… Кроме нас, - Люпин указал на себя и Подмора. – И авроров я в доме никого не заметил. Он был пуст. Создавалось ощущение, будто в нём уже продолжительное время никто не жил. Когда шёл по улицам и входил в дом никого подозрительного не заметил. Вообще никого не заметил.
Люпин смотрел на ручку, которая что-то записывала вслед за его словами. Почему-то использование шариковой ручки в Министерстве Марии было таким приятным и расслабляющим фактором, что Ремус позволил себе лёгкую улыбку. Смотреть на ручку было приятнее, чем на людей.
Больше всего Люпин переживал о том, что их переглядывания с Тонкс заметили.
«Главное, чтобы у неё не было проблем…».

+2


Вы здесь » Hogwarts|Parallel Worlds » Всевозможные волшебные вредилки » Книга II. Глава II. Ряженный


ONCE UPON A TIME ❖ SYMPHONY OF THE NIGHTLYLphotoshop: RenaissanceIlvermorny: Just One Yesterday Hogwarts. Our daysHarry Potter: SomniumBloodlust: Bend & BreakБесконечное путешествие
На форуме присутствуют материалы, не рекомендуемые для лиц младше 18 лет.